by the Arbitration Association
RU

Арбитражная реформа в Украине: обзор основных изменений

February 1, 2019

Россия не единственная страна на пространстве СНГ, в которой прошла арбитражная реформа. Так, в конце 2017 года Украина завершила изменение национального арбитражного законодательства и связанных с арбитражем судебных процедур. Реформа заполнила пробелы в украинском процессуальном законодательстве, существовавшие многие годы, усовершенствовала прежние судебные процедуры, предоставила новые процессуальные возможности пользователям арбитражаи в целом позволила Украине стать более благоприятной для арбитража юрисдикцией. В октябрьском номере Arbitration.ru публикует первую часть большого обзорного материала Елены Перепелинской, посвященную этим изменениям.

 

Важно отметить, что в результате реформы у пользователей арбитража наконец-то появилась возможность получать содействие украинских судов в вопросах применения обеспечительных мер в поддержку арбитража, обеспечении и получении доказательств для арбитражного разбирательства. Реформа позволила заключать арбитражные соглашения в электронной форме и уточнила правила арбитрабильности в отношении нескольких категорий споров.

Важным шагом для повышения эффективности всех связанных с арбитражем судебных процедур стало сокращение вовлеченных в эти процессы судебных инстанций с четырех до двух: компетентный апелляционный суд и новый Верховный суд. 

 

Реформа

Арбитражная реформа была частью комплексной судебной реформы[1], введенной в действие Законом Украины № 2147-VII от 3 октября 2017 года[2](далее – Закон № 2147). Закон вступил в силу 15 декабря 2017 года – в день начала функционирования нового Верховного суда.[3]

Закон № 2147 изложил в новой редакции три процессуальных кодекса: Гражданский процессуальный кодекс Украины[4](ГПК), Хозяйственный процессуальный кодекс Украины[5](ХПК) и Кодекс административного судопроизводства Украины[6]– а также внес изменения и в сам Закон Украины «О международном коммерческом арбитраже»[7](далее – Закон о МКА). Примечательно, что, несмотря на всю комплексность данного этапа судебной реформы, вопросам международного арбитража в ней отводилось особое место, что неоднократно подчеркивалось в пояснительной записке к соответствующему законопроекту. 

Необходимость изменений назрела давно, и арбитражное сообщество Украины говорило о них не один год, предлагая различным официальным рабочим группам, в том числе Совету по вопросам судебной реформы, свои наработки[8]. Многие предложения Украинской арбитражной ассоциации (УАА) нашли свое отражение в новых редакциях ГПК и ХПК, а замечания и комментарии, представленные УАА при прохождении тогда еще законопроектом № 6232 парламентских чтений, были в той или иной мере учтены Верховной радой.

Реформа коснулась вопросов арбитрабильности, арбитражного соглашения, арбитражного процесса, судебного контроля и содействия арбитражу. При этом реформа не затронула вопросы создания и существования арбитражных институций в Украине, равно как и вопросы проведения в Украине арбитражей ad hoc или арбитражных разбирательств, администрируемых иностранными арбитражными институциями. В этом аспекте в Украине никаких изменений не произошло: МКАС при ТПП Украины остается единственной в стране арбитражной институцией по разрешению международных споров[9]. Однако стороны вправе, как и раньше, передать свой спор в арбитраж ad hoc или арбитраж по регламенту иностранной арбитражной институции и при этом свободно выбрать место арбитража в любой юрисдикции, включая Украину. 

 

Арбитрабильность

Многие годы в украинском законодательстве существовало противоречие между ст. 12 ХПК (в старой редакции) и ст. 1 Закона о МКА, регулирующей вопросы арбитрабильности. Этот конфликт касался прежде всего некоторых корпоративных споров и споров, связанных с договорами об удовлетворении государственных нужд. Попытки устранить это противоречие в 2011 году не увенчались особым успехом, поскольку многие судьи продолжали толковать содержащийся в ст. 12 ХПК запрет весьма широко, что на практике приводило к отмене некоторых арбитражных решений МКАС при ТПП Украины и к долгим и изнурительным судебным баталиям в отношении исполнения иностранных арбитражных решений. 

И хотя арбитражное сообщество предлагало кардинально изменить подходы к регулированию арбитрабильности споров в законодательстве Украины, в частности убрав из процессуальных кодексов какие-либо исключения из правил, установленных Законом о МКА, авторы судебной реформы не согласились с этими предложениями и включили в проект ХПК объемный список исключений из общих правил арбитрабильности. Размах изначально предложенных запретов вызвал волну острой критики арбитражного сообщества, в том числе и со стороны УАА, поскольку угрожал нормальному функционированию международного арбитража в Украине в принципе. К счастью, Совет по вопросам судебной реформы и Верховная рада прислушались ко многим комментариям УАА[10], и финальная версия ст. 20 и 22 ХПК не только не ввела новые исключения, но и внесла ясность в вопросы арбитрабильности некоторых категорий споров, в отношении которых регулирование ранее попросту отсутствовало.

Так, после многих лет запрета и противоречивой судебной практики в отношении арбитрабильности корпоративных споров введенные новые правила ХПК все же разрешают передавать в международный арбитраж корпоративные споры, возникающие из договора, на основании арбитражного соглашения, заключенного между юридическим лицом и всеми его участниками. Интересно, что эта норма является исключением из общего исключения в отношении арбитрабильности корпоративных споров, определенных в ХПК как споры, возникающие из корпоративных отношений, в том числе между участниками (основателями, акционерами, членами) юридического лица или между юридическим лицом и его участником (основателем, акционером, членом), в том числе выбывшим участником, «связанные с созданием, деятельностью, управлением или прекращением деятельности такого юридического лица, кроме трудовых споров». При этом ХПК не ввел никаких ограничений касательно арбитрабильности споров, возникающих из сделок в отношении акций, долей, паев, других корпоративных прав в юридическом лице, которые по общему правилу являются арбитрабильными. 

Новые правила арбитрабильности прямо разрешают передавать в арбитраж гражданско-правовые аспекты споров в отношении приватизации имущества, в сфере конкуренции, а также споров, возникающих при заключении, изменении, расторжении и исполнении договоров о публичных закупках. 

Все иные аспекты вышеперечисленных видов споров, равно как и споры касательно государственной регистрации прав на недвижимое имущество, прав интеллектуальной собственности, прав на ценные бумаги, споры о банкротстве и по имущественным требованиям к должнику, в отношении которого открыто производство в деле о банкротстве (включая признание недействительными сделок, совершенных должником), являются неарбитрабильными. 

 

Арбитражное соглашение

Закон № 2147 внес несколько изменений в Закон о МКА, который с момента его принятия в 1994 году действовал более 20 лет практически в неизменном состоянии, дословно повторяя, за небольшим исключением, Типовой закон ЮНСИТРАЛ 1985 года. 

Так, положения ст. 7 Закона о МКА о соблюдении письменной формы арбитражного соглашения были расширены и теперь прямо разрешают заключение арбитражного соглашения путем обмена электронными сообщениями, если содержащаяся в них информация является доступной для ее последующего использования[11]. Такой подход следует тексту ч. 4 ст. 7 (вариант I) Типового закона ЮНСИТРАЛ в редакции 2006 года и в целом соответствует положениям ст. 207 Гражданского кодекса Украины о требованиях к письменной форме сделок[12], которые были дополнены в 2015 году.

Также внесены изменения в ст. 8 Закона о МКА – в рамках устранения противоречия в законодательстве Украины при разрешении ситуаций, когда в суд подан иск по вопросу, являющемуся предметом арбитражного соглашения. Ранее ст. 8 Закона о МКА предусматривала обязательство суда «прекратить производство»и направить стороны в арбитраж. Ст. 80 ХПК (в предыдущей редакции) также предписывала именно прекращать производство по делу, но по другим основаниям и без ограничения срока предъявления стороной возражений против юрисдикции государственного суда. В то же время ГПК предусматривал обязательство суда оставить иск без рассмотрения и вернуть его заявителю. 

Процессуальные последствия оставления заявления без рассмотрения и прекращения производства по делу существенно отличаются: если в первом случае истец не лишен возможности обратиться со своим заявлением повторно (например, если состав арбитражного суда посчитал, что у него нет юрисдикции на рассмотрение данного спора), то во втором случае он такое право теряет.

Теперь в описанной ситуации суд оставляет иск без рассмотрения, если от ответчика не позднее представления им первого заявления по существу спора поступили возражения против разрешения спора в суде, если только суд не признает, что такое соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено. 

Данный подход учитывает, что в оригинальном тексте Типового закона, равно как и в ч. 3 ст. ІІ Нью-Йоркской конвенции слова «прекратить производство»[13]отсутствуют.

При этом с целью формирования более проарбитражного подхода судов к исполнению и толкованию арбитражных соглашений новые редакции ГПК и ХПК (следуя предложениям УАА) устанавливают, что любые неточности в тексте арбитражного соглашения сторон и/или сомнения в его действительности, юридической силе и исполнимости должны толковаться судом в пользу его действительности, юридической силы и исполнимости. 

 

Арбитражная процедура

В ходе реформы в Закон о МКА были внесены и иные изменения, затронувшие некоторые аспекты арбитражной процедуры.

Например, ст. 17 Закона о МКА (обеспечительные меры состава арбитров) дополнена новым положением о применении к стороне, испрашивающей обеспечительные меры, обеспечения арбитражных расходов (внесением на депозитный счет определенной суммы арбитражных расходов). Это изменение, очевидно, было разработано с учетом ст. 17EТипового закона ЮНСИТРАЛ в редакции 2006 года, а также с учетом новых правил процессуальных кодексов в отношении встречного обеспечения, предоставления которого может потребовать государственный суд в качестве условия для установления обеспечительных мер в гражданском/хозяйственном процессе.

Интересное изменение внесено в ст. 25 Закона о МКА в отношении adverse inference. Так, в нее добавлен новый параграф, прямо разрешающий составу арбитров в случае неподачи по его требованию стороной доказательств в зависимости от того, какое лицо уклоняется от их подачи, и того, какое эти доказательства имеют значение, признать обстоятельство, для выяснения которого должно было быть подано доказательство, или отказать в его признании, или рассмотреть дело по имеющимся в материалах дела доказательствам.

Также были внесены изменения в ст. 35 Закона о МКА в отношении требований к переводу арбитражного соглашения/решения при обращении в государственный суд за признанием и исполнением арбитражного решения. До 15 декабря 2017 года эта норма разрешала подавать арбитражное решение и/или арбитражное соглашение «на украинском или русском языке». Многие годы эта норма позволяла беспрепятственно приводить в исполнение на территории Украины решения МКАС при ТПП Украины, изложенные на русском языке, без перевода, а также не переводить арбитражные оговорки в русскоязычных контрактах. Однако в последние несколько лет, предшествовавших реформе, в судебной практике нередки были случаи, когда суды оставляли без рассмотрения заявления о признании и предоставлении разрешения на исполнение арбитражных решений, считая, что приложенные к ним арбитражные решения или соглашения на русском языке не соответствуют требованиям ГПК и Нью-Йоркской конвенции. В результате реформы слова «или русском»были исключены из текста ст. 35 Закона о МКА.

 

Продолжение статьи, включая главы о судебном контроле и содействии третейским судам в Украине, читайте в следующем номере Arbitration.ru.


Елена Перепелинская, INTEGRITES, Киев, партнер

Материал публикуется в авторской орфографии.


[1]Подробнее см. на сайте Совета по вопросам судебной реформы http://jrc.org.ua/.


[2]Закон Украины от 3 октября 2017 года № 2147-VII «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты»,http://zakon.rada.gov.ua/laws/show/2147-19.


[3]Верховный суд– высший суд в системе судоустройства Украины, созданный в ходе большой судебной реформы путем проведения открытого конкурса, в состав которого вошли также адвокаты и представители научной среды,https://supreme.court.gov.ua/supreme/.


[4]Гражданский процессуальный кодекс Украины от 18 марта 2004 года № 1618-IV, http://zakon3.rada.gov.ua/laws/show/1618-15.


[5]Хозяйственный процессуальный кодекс Украины от 6 ноября 1991 года № 1798-XII, http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/1798-12.


[6]Кодекс административного судопроизводства Украины от 6 июля 2005 года № 2747-IV, http://zakon.rada.gov.ua/laws/show/2747-15.


[7]Закон Украины от 24 февраля 1994 года № 4002-XII «О международном коммерческом арбитраже», http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/4002-12.


[8]См. предложения УАА по изменению процессуального законодательства Украины в части судебного контроля и некоторых вопросов судебного содействия международному арбитражу: http://arbitration.kiev.ua/ru-RU/Novosti-UAA/Razrabotan-proekt-izmenenij-v-nekotorye-zakonodatelnye-akty-Ukrainy.aspx?ID=194, а также совместные предложения УАА и ICC Ukraine по изменению процессуального законодательства Украины в части судебного содействия международному арбитражу: http://arbitration.kiev.ua/ru-RU/Novosti-UAA/-Razrabotan-proekt-izmenenij-v-zakonodatelnye-akty-Ukrainy-otnositelno-sudebnogo-sodejstviya-arb.aspx?ID=484.


[9]За небольшим исключением в части морских споров и споров, связанных с финансовой реструктуризацией.


[10]См. часть комментариев УАА в отношении законопроекта № 6232 (ставшего впоследствии Законом № 2147): http://arbitration.kiev.ua/ru-RU/Novosti-UAA/UAA-predstavila-v-Sovet-po-voprosam-sudebnoj-reformy-svoi-kommentarii-i-predlozheniya-v-otnoshen.aspx?ID=614.


[11]Теперь согласно ст. 7 Закона о МКА «Арбитражное соглашение заключается в письменной форме. Соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, или заключено путем обмена письмами, электронными сообщениями, если содержащаяся в них информация является доступной для ее последующего использования; сообщениями по телексу, телеграфу или с использованием иных средств связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения, либо путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон ссылается на наличие соглашения, а другая против этого не возражает. Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, является арбитражным соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает упомянутую оговорку частью договора».


[12]Ч. 1 ст. 207 Гражданского кодекса Украины от 16 января 2003 года № 435-IV, гласит: «Сделка считается совершенной в письменной форме, если ее содержание зафиксировано в одном или нескольких документах (в том числе электронных), в письмах, телеграммах, которыми обменялись стороны. Сделка считается совершенной в письменной форме, если воля сторон выражена с помощью телетайпного, электронного или иного технического способа связи»,http://zakon5.rada.gov.ua/laws/show/435-15/paran1173#n1173.


[13]Вероятно, эти слова в изначальной версии Закона о МКА были заимствованы из Закона РФ от 7 июля 1993 года № 5338-І«О международном коммерческом арбитраже».