by the Arbitration Association
RU

Исполнимость арбитражных соглашений в случае банкротства стороны спора: куда движется судебная практика?

November 16, 2019

Капитализм без банкротства – все равно что христианство без преисподней.
Фрэнк Борман, американский астронавт и бизнесмен

Введение

Не секрет, что в последние несколько лет российская экономика переживает довольно серьезные испытания. Целые отрасли промышленности лихорадит вслед за политическими потрясениями, крупнейшие игроки рынка выходят из российских активов1, а многие флагманы вчерашнего дня объявляют о банкротстве2

Негативные явления экономики неизбежно сказываются на праве и юридической практике: за последние несколько лет банкротная нагрузка на суды увеличивается (существенно выросла удельная доля споров по делам о банкротстве среди споров, которые рассматриваются арбитражными судами). В целом банкротная тематика все чаще фигурирует в повестке дня юристов3. Даже в таких, казалось бы, далеких от банкротства еще в недавнем прошлом сферах, как семейное и наследственное право, активно развивается банкротный элемент4. Не обошла эта тенденция последних лет и международный арбитраж. В частности, затрагивается исполнимость арбитражных (третейских) соглашений в случае банкротства стороны. 

Исторически в российской юридической практике выделялось две ситуации, в которых суды оценивали возможность передать спор, связанный с банкротом, в третейский суд. 

В первом случае речь идет о ситуации, в которой банкрот выступает ответчиком. Многие правопорядки признают, что такие споры, за некоторыми исключениями, не могут быть предметом арбитражного разбирательства, то есть являются неарбитрабельными5. В России такое ограничение арбитрабельности установлено в п. 1 ч. 6 ст. 27 АПК РФ. 

Во втором случае банкрот выступает не ответчиком, а истцом. Например, у банкрота-истца могут быть дебиторы, не рассчитавшиеся с ним за товары, работы и услуги. Взыскивая дебиторскую задолженность с таких лиц, банкрот-истец предъявляет свои требования вне рамок дела о банкротстве6. На первый взгляд, банкротный статус истца не будет влиять на исполнимость арбитражного (третейского) соглашения, поскольку подобные дела не охватываются п. 1 ч. 6 ст. 27 АПК РФ, так как не являются делом о банкротстве. Однако исполнимость арбитражного соглашения может быть осложнена тем, что у банкрота, в силу его несостоятельности, не будет средств на оплату арбитражных расходов, а рассматривать дело (а значит, исполнять арбитражное соглашение сторон) бесплатно арбитры вряд ли будут. 

Отметим, что иностранные правопорядки по-разному относятся к этому вопросу. В частности, в Англии и Швеции неоплата третейского сбора (арбитражных расходов) не влечет недействительности и неисполнимости арбитражного соглашения, наличие которого, по общему правилу, препятствует банкроту обратиться с иском в государственный суд. В то время как в Германии, США и Финляндии отсутствие у банкрота возможности оплатить арбитражный сбор в ряде случае может открыть дорогу для разрешения спора в государственном суде7.

В России к настоящему моменту сложилась судебная практика, согласно которой тяжелое финансовое положение банкрота само по себе не свидетельствует о неисполнимости арбитражного соглашения, хотя и может привести к такому решению, если истец выполнит повышенный стандарт доказывания своей неплатежеспособности для оплаты арбитража.

Однако именно на исследовании финансового положения банкрота суды ставили точку в вопросе об исполнимости арбитражного соглашения. Сама по себе арбитрабельность споров по искам банкротов к своим должникам ранее не поддавалась сомнению. Напротив, и в российской доктрине8, и в судебной практике9 отмечалось, что признание истца банкротом и даже открытие конкурсного производства не свидетельствуют о недействительности или неисполнимости арбитражного соглашения.

Рассмотрим, в каком направлении движется судебная практика об исполнимости арбитражных соглашений для должника-банкрота.  

Полная версия статьи доступна по ссылке: https://journal.arbitration.ru/upload/iblock/dd4/Arbitration.ru_N9_13_October_2019.pdf#page=45

Константин Антонюк, 

младший юрист Baker McKenzie 

[1] Например, уход General Motors из России, широко освещавшийся в прессе. URL: https://www.rbc.ru/ins/business/18/03/2015/55099ce89a79475a0ff759d1.

[2] Например, банкротство БТА-Банка, URL: https://www.rbc.ru/business/07/06/2017/59377fad9a79477c5e669921; Межпробанка, URL: http://rapsinews.ru/arbitration/20171229/281496869.html; группы JFC, URL: https://www.kommersant.ru/doc/3780745; «Трансаэро», URL: https://tass.ru/ekonomika/4557881; а также компания Utair, находящаяся на грани банкротства, URL: https://www.bbc.com/russian/features-47416860.

[3] URL: https://pravo.ru/story/209019/?desc_emb=.

[4] Постановление пленума Верховного суда РФ от 25 декабря 2018 года № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан».

[5] «В общем виде арбитрабельность – это допустимость передачи спора на разрешение международного коммерческого арбитража» (Международный коммерческий арбитраж: Учебник / С. А. Абесадзе, Т. К. Андреева, В. Н. Ануров и др.; отв. ред. Т.А. Лунаева; науч. ред. О. Ю. Скворцов, М. Ю. Савранский, Г. В. Севастьянов. 2-е изд., перераб. и доп. СПб.: Редакция журнала «Третейский суд»; М.: Статут, 2018. Вып. 9).

[6] См. определение Верховного суда РФ от 27 марта 2015 года по делу № А41-20010/2014.

[7] С подходами иностранных правопорядков можно ознакомиться в письме Арбитражной Ассоциации в Верховный суд РФ от 29 июня 2017 года по делу № А56-13914/2016. URL: https://arbitration.ru/upload/medialibrary/693/amicus4.pdf.

[8] Международный коммерческий арбитраж: Учебник / С. А. Абесадзе, Т. К. Андреева, В. Н. Ануров и др.; отв. ред. Т. А. Лунаева; науч. ред. О. Ю. Скворцов, М. Ю. Савранский, Г. В. Севастьянов. 2-е изд., перераб. и доп. СПб.: Редакция журнала «Третейский суд»; М.: Статут, 2018. Вып. 9.

[9] Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 3 сентября 2015 года по делу № А56-7520/2015, постановление ФАС Московского округа от 18 июля 2014 года по делу № А41-66081/13.