by the Arbitration Association
RU

Возможность применения онлайн-арбитража (на примере некоторых стран постсоветского пространства)

January 19, 2020

Технологии изменяют не только способ нашего общения, они также влияют на способ выражения несогласия и способ разрешения споров… Технологии также меняют ожидания людей относительно того, как должны быть разрешены споры.

Колин Рул. Технологии и будущее разрешения споров[1] 

Объем трансграничных коммерческих сделок, совершаемых в электронной форме, неумолимо растет из года в год. Так, в 2016 году впервые была заключена крупная внешнеэкономическая сделка с использованием технологии блокчейна[2]. Объективно стороны таких сделок нуждаются в быстром, эффективном, экономически выгодном и качественном разрешении возникающих между ними споров.

За последние несколько десятилетий арбитраж стал ведущим способом разрешения споров в сфере международной торговли и иной международной экономической деятельности – об этом заявили 97% респондентов, опрошенных в ходе глобального исследования, проведенного Лондонским университетом королевы Марии (Queen Mary University of London) и международной юридической фирмой White & Case в 2018 году[3].

Во многих странах тенденцией становится стремление оптимизировать процедуру разрешения споров, в том числе за счет предоставления сторонам новых технологических возможностей для использования последних достижений электронного документооборота, что, в свою очередь, существенно влияет на практику мировых арбитражных учреждений по активному использованию технологий удаленной коммуникации, а именно применению всех преимуществ электронного правосудия в арбитраже.

Процедуры урегулирования споров онлайн получили широкое распространение в США, особенно в случае споров, касающихся распределения доменных имен. Наглядным примером таких процедур является Политика разрешения споров в области доменных имен (Uniform Domain Name Dispute Resolution Policy, UDRP), разработанная международной некоммерческой Корпорацией по управлению доменными именами и IP-адресами (Internet Corporation for Assigned Names and Numbers, ICANN). UDRP представляет собой прозрачный глобальный процесс онлайн-регулирования споров, который позволяет владельцам торговых марок эффективно бороться с регистрацией доменных имен в недобросовестных целях. По данным этой организации, компании, использующие такую технологию, добились успеха более чем в 30 тыс. споров по поводу доменных имен[4]. Одним из первых стал «Виртуальный магистрат» (Virtual Magistrate), созданный при поддержке Американской арбитражной ассоциации. Вынесение «Виртуальным магистратом» 8 мая 1996 года решения по спору после взаимодействия с его сторонами исключительно при помощи электронных коммуникаций считается первым случаем применения онлайн-арбитража. В Российской Федерации проект онлайн-платформы для разрешения споров предложила Ассоциация участников по содействию в развитии третейского разбирательства (далее – Арбитражная ассоциация).

Технологии создают преимущества: комфорт, повышение качества и уменьшение затрат. На сегодняшний день технологии уже имплементируются: так, переписка между участниками арбитражного разбирательства (сторонами, арбитрами, секретариатом) может вестись по электронной почте; процессуальные бумаги и доказательства подаются в электронной форме[5]; организационные совещания проводятся посредством телефонных или видеоконференций; протоколы слушаний зачастую ведутся с использованием различных систем, которые позволяют участникам процесса видеть стенограмму в реальном времени. В отдельных странах мира постепенно получает распространение раскрытие электронных доказательств (e-discovery)[6].

73% участников вышеуказанного глобального исследования, проведенного Лондонским университетом королевы Марии, сообщили, что они «всегда» или «зачастую» пользуются «технологиями комнаты для проведения слушаний», отметив, что «более активное использование технологий в арбитраже означает более эффективный арбитраж». Респонденты подчеркнули, что одним из наиболее заметных преимуществ технологий, которое уже широко используется в международном арбитраже, является возможность проводить слушания и встречи с помощью видеоконференций или любых других средств связи, которые не требуют физического присутствия[7].

Зарубежные арбитражные учреждения начинают внедрять и использовать онлайн-площадки для обмена информацией и коммуникаций между сторонами при администрировании арбитражных разбирательств. Так, с 1 октября 2014 года новый арбитражный регламент Лондонского международного третейского суда (LCIA) предусмотрел возможность обмена документами в электронной форме и использования готовых шаблонов, размещенных на сайте LCIA, в том числе просьбы об арбитраже[8]; c 2018 года подобные электронные системы работают в Венском международном арбитражном центре (VIAC)[9] и в Международном арбитражном центре Гонконга (HKIAC)[10], в сентябре 2019 года Арбитражный институт Торговой палаты г. Стокгольма (SCC) запустил коммуникационную платформу, посредством которой все участники разбирательства могут сгружать, просматривать, скачивать и распечатывать файлы дела, а также следить за процессуальным календарем.

Современный арбитраж критикуют по двум основным направлениям: стоимость и длительность разбирательств. В арбитраже могут рассматриваться как очень сложные споры, так и достаточно простые (принято считать до 1 млн долл.). Именно для последней категории споров будет интересным проведение арбитражного разбирательства посредством онлайн-арбитража. Более того, онлайн-арбитраж удобен для простых споров (поставка – неоплата), когда нет необходимости проведения слушаний и возможно оперативное рассмотрение спора на основании только документов, что также способствует интересам потребителей арбитража.

Термин «онлайн-арбитраж» имеет несколько значений, однако все они предполагают арбитражное разбирательство, проводимое с использованием технологий удаленной коммуникации между участниками процесса[11]. Однако, как отмечается в юридической литературе, для того, «чтобы онлайн-разбирательство было признано арбитражным, оно должно содержать все признаки арбитражного разбирательства: арбитражное соглашение, наличие арбитров (арбитра), назначаемых сторонами», и, самое главное, обязательное для исполнения решение[12].

Выделяют две разновидности онлайн-арбитража:

̶         онлайн-арбитраж в сфере электронной коммерции;

̶         арбитражное разбирательство с использованием онлайн-коммуникаций.

Предметом данного исследования является анализ возможности арбитражного разбирательства с использованием онлайн-коммуникаций. Оценка возможности онлайн-арбитража в сфере электронной коммерции не входит в предмет настоящего исследования.

Сегодня уже создано множество онлайн-платформ для разрешения споров онлайн: ADR.eu, eCourt, ZipCourt ICANN, http://mylawbc.com/, http://modria.com/, http://www.civilresolutionbc.ca/ и др. Технологии оказывают значительное влияние и в то же время упрощают арбитражный процесс. Более того, эти нововведения делают арбитраж привлекательным и для компаний среднего и малого масшатбов, которые зачастую отказываются от разрешения споров посредством арбитража ввиду его высокой стоимости, географической отдаленности и соответствующих транспортных затрат. Теперь такие компании могут разрешать споры с международными корпорациями посредством арбитража.

Однако кроме плюсов есть и минусы. Например, возникает вопрос о применении принципов международного коммерческого арбитража к арбитражу онлайн. Одни юристы полагают, что традиционные методы и принципы не следует переносить на процедуру онлайн-арбитража[13], другие придерживаются мнения, что арбитраж онлайн не может сохранить свою эффективность без традиционных принципов и требований, таких как встреча сторон face-to-face[14].

Особое внимание необходимо обращать на вопросы совместимости программного обеспечения и компьютерного оборудования, вопросы электронного обмена документами, защиты аутентичности электронных документов, сохранения конфиденциальности.

Для использования арбитража онлайн следует оценить:

̶         действительность арбитражного соглашения, заключенного посредством переписки по электронной почте (вопрос формы арбитражного соглашения);

̶         процедурные аспекты (в частности, уведомления сторон);

̶         форму арбитражного решения, вынесенного посредством онлайн-арбитража;

̶         исполнимость решений.

За рубежом исследования на тему онлайн-арбитража проводятся уже не одно десятилетие, однако в странах постсоветского пространства он пока изучен недостаточно. Ниже мы проанализируем возможность применения онлайн-арбитража на примере таких постсоветских стран, как Российская Федерация, Беларусь, Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан, Киргизия, Латвия, Литва, Молдова, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Украина.

Форма арбитражного соглашения

Пункт 1 ст. II Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года (далее – Нью-Йоркская конвенция) указывает на письменное соглашение сторон о передаче споров в арбитраж. При этом п. 2 ст. II Нью-Йоркской конвенции определяет, что термин «письменное соглашение» включает арбитражную оговорку в договоре или арбитражное соглашение, подписанное сторонами или содержащееся в обмене письмами или телеграммами.

Исходя из ч. 2 ст. 11 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде», арбитражное соглашение может считаться заключенным в письменной форме, если имел место обмен сообщениями с использованием любых средств связи, обеспечивающих письменное фиксирование волеизъявления сторон. При этом новая редакция Гражданского кодекса Республики Беларусь устанавливает, что письменная форма считается соблюденной при направлении документа в электронном виде (в том числе электронного документа).

Установление такого законодательного регулирования направлено на «внедрение в государстве электронного документооборота для определения дополнительных легальных механизмов удаленного взаимодействия участников бизнес-процессов, повышения эффективности и оперативности принятия решений, устранения излишних барьеров при налаживании деловых связей и создания тем самым благоприятных условий для осуществления хозяйственной и иной деятельности»[15].

Следовательно, в Республике Беларусь формулировка письменного соглашения отвечает уровню развития коммуникационных технологий, применяемых в международной торговле, и позволяет признавать арбитражное соглашение, заключенное в письменной форме, даже когда его пересылка осуществлялась через электронные сообщения.

После третейской реформы 2016 года на законодательном уровне в Российской Федерации были закреплены формы фиксации арбитражного соглашения, которые отвечают тенденциям делового оборота. Так, арбитражные соглашения могут быть заключены в электронной форме[16].

Раздел II ст. 7 Закона Республики Азербайджан «О международном арбитраже» для рассмотрения арбитражной ссылки в качестве арбитражного соглашения требует, чтобы договор обязательно был заключен в письменной форме[17]. Само арбитражное соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, или заключено путем обмена письмами или по телетайпу, телеграфу либо с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого сообщения, и другая сторона против этого не возражает.

Закон Республики Армения «О коммерческом арбитраже» разрешает заключение соглашения только в письменной форме[18].

Интересная норма содержится в грузинском арбитражном законодательстве: письменная форма считается соблюденной, если арбитражное соглашение заключено путем электронного сообщения, при условии что данная в сообщении информация доступна для ее дальнейшего использования[19].

Арбитражное законодательство Казахстана[20] требует соблюдения письменной формы арбитражного соглашения. Закон Республики Казахстан «Об арбитраже» не воспринял в полном объеме рекомендованные формулировки Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже в редакции 2006 года. Закон «Об арбитраже» считает письменную форму арбитражного соглашения соблюденной при наличии арбитражной оговорки в документе, подписанном сторонами, либо при обмене письмами, телеграммами, телефонограммами, факсами, электронными документами или иными документами, определяющими субъектов и содержание их волеизъявления (п. 1 ст. 9).

Что касается формы арбитражного соглашения согласно Закону Республики Киргизия «О третейских судах в Кыргызской Республике»[21], то законодательство страны в этой части подчиняется положениям ст. II Нью-Йоркской конвенции.

Интересно, что Закон Латвии «О третейских судах» ввел строгие условия относительно письменной формы арбитражного соглашения. Так, ч. 2 ст. 12 этого закона предусматривает, что «письменным договором также считается соглашение, заключенное путем обмена сторонами почтовыми отправлениями или с использованием электронных средств связи, обеспечивая, что воля сторон к передаче уже возникших или возможных гражданско-правовых споров на рассмотрение в третейский суд фиксируется надежной электронной подписью»[22]. Следовательно, если стороны заключают договор с арбитражной оговоркой в электронном виде, он обязательно должен быть подтвержден электронной подписью.

Основное требование к форме арбитражного соглашения в Литовской Республике – оформление в письменном виде. Таким образом, арбитражное соглашение считается действительным, если оно отвечает требованиям ст. II Нью-Йоркской конвенции, в том числе заключено с помощью устройств электронной связи, в случае если обеспечены целостность и аутентичность передаваемой информации и если содержащаяся в нем информация является доступной для дальнейшего использования[23].

Закон Республики Молдова «О международном коммерческом арбитраже»[24] (далее – Закон Молдовы о МКА) указывает на обязательность письменной формы арбитражного соглашения. Говоря о «письменной форме», Закон Молдовы о МКА расширяет толкование данного понятия. Так, Нью-Йоркская конвенция поясняет, что «термин “письменное соглашение” включает арбитражную оговорку в договоре или арбитражное соглашение, подписанное сторонами или содержащееся в обмене письмами или телеграммами», а Закон Молдовы о МКА указывает: чтобы арбитражное соглашение считалось заключенным в письменном виде, необходимо установить его в любой форме вне зависимости от того, заключены ли арбитражное соглашение или договор в устной форме, путем совершения убедительных действий или другими средствами.

Арбитражное законодательство Таджикистана и Туркменистана устанавливает, что арбитражное соглашение считается заключенным, если оно заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих запись такого соглашения, либо путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает[25].

В Республике Узбекистан ст. 12 Закона «О третейских судах» предусматривает, что третейское соглашение должно быть заключено в письменной форме, в виде составной части договора либо отдельного соглашения. Также к арбитражному соглашению сторон приравнивается обмен письмами или сообщениями с использованием средств электронной и иной связи.

В Украине в ходе комплексной процессуальной реформы 2017 года положения ст. 7 Закона Украины «О международном коммерческом арбитраже»[26], касающиеся соблюдения письменной формы арбитражного соглашения, были расширены и теперь включают и обмен электронными сообщениями.

Таким образом, несмотря на то что письменная форма арбитражного соглашения сегодня по-прежнему рассматривается как некая процессуальная гарантия, обеспечивающая надежную фиксацию волеизъявления сторон на передачу спора в арбитраж, национальное законодательство многих постсоветских стран в этой части не уступает общемировой тенденции признания действительности договоров (а соответственно, и арбитражных соглашений), заключенных в электронной форме.

Надлежащее уведомление сторон

Одним из оснований для последующего отказа в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения в соответствии с подп. «b» п. 1 ст. V Нью-Йоркской конвенции является ненадлежащее уведомление сторон о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве.

Например, потенциальный ответчик на стадии исполнения решения может заявить, что не знал об арбитражном разбирательстве и не имел возможности представить свои объяснения. Сложности с доказыванием факта уведомления стороны и даже участия ее представителя в процессе возникают даже в рамках традиционного арбитража, когда для уведомления используют услуги почты или курьерских служб. В рамках онлайн-арбитража следует ожидать еще больших трудностей[27]. Пока данный вопрос остается открытым.

В то же время мы считаем, что если на стадии заключения договора между сторонами в контракте четко указаны адреса электронной почты, то направление на них (с них) корреспонденции должно приравниваться к официальному уведомлению сторон. Следовательно, если в договоре предусмотрены официальные адреса электронной почты сторон, то большинство сложностей, связанных с уведомлением сторон, автоматически снимаются.

Так, Регламент Постоянно действующего арбитражного учреждения при Торгово-промышленной палате Республики Армении в части уведомлений разрешает предоставлять документы и корреспонденцию посредством их загрузки в компьютерную программу или посредством отправки на адрес электронной почты[28]. Согласно указанному Регламенту после введения в действие компьютерной программы документация, уведомления и другие сообщения считаются также полученными секретариатом и сторонами на следующий день после их размещения в компьютерной программе, а если до этого момента секретариат еще не предоставил сторонам логин и пароль, обеспечивающие доступ в компьютерную программу, к материалам дела и размещению документов, – то на следующий день после предоставления таких логина и пароля. Датой запуска компьютерной программы является первый рабочий день, следующий за днем публикации информации о запуске на сайте www.arbitrage.am[29].

В то же время Регламентом Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате предусмотрено, что исковые заявления, ответы на них, извещения, решения, иные постановления суда по делу пересылаются заказными письмами с уведомлением о вручении либо вручаются лично под расписку[30].

Правила арбитража и медиации Международного арбитражного центра Международного финансового центра «Астана» 2018 года устанавливают, что любое письменное сообщение может быть доставлено лично или передано любым иным способом (включая любой электронный метод), обеспечивающим учет доставки письменного сообщения[31].

Регулирование отправления корреспонденции в Регламенте Рижского международного коммерческого арбитражного суда достаточно широко: ст. 21 названного Регламента допускает отправку корреспонденции заказным письмом или другим способом, позволяющим фиксировать факт отправки, или вручается лично[32].

На наш взгляд, чтобы избежать в дальнейшем появления оснований для непризнания и неисполнения иностранного арбитражного решения, необходимо направлять уведомление об арбитражном разбирательстве посредством заказной почты с уведомлением.

Признание и исполнение арбитражного решения

Целью любого арбитражного процесса является окончательное разрешение спора и вынесение арбитражного решения. Так, ст. IV Нью-Йоркской конвенции устанавливает: «1. Для получения <…> признания и приведения в исполнение [арбитражного решения] сторона, испрашивающая признание и приведение в исполнение, при подаче такой просьбы представляет: a) должным образом заверенное подлинное арбитражное решение или должным образом заверенную копию такового».

Если в рамках онлайн-арбитража решение также выносится в электронной форме, его принудительное признание и исполнение может быть затруднено. Более того, если арбитражное решение существует исключительно в электронной форме, сохраняется риск произвольного изменения его содержания заинтересованной стороной[33].

Как отмечает И. М. Чупахин, электронное арбитражное решение можно будет поставить в один ряд с письменным только после того, как будут выработаны четкие правила взаимодействия сторон и состава арбитража в рамках третейского разбирательства, проводимого в режиме онлайн, обеспечения соблюдения их прав, а также механизмы гарантий неизменяемости вынесенного арбитражного решения[34].

На наш взгляд, после вынесения решения онлайн арбитры должны в обязательном порядке направить сторонам оригинальное подписанное решение на бумажном носителе, чтобы обеспечить возможность его признания и исполнения в будущем.

В то же время, если национальным законодательством того государства, на территории которого испрашивается признание и приведение в исполнение, электронная форма арбитражного решения будет рассматриваться как равнозначная письменной, то какие-либо препятствия для исполнения подобного решения по правилам Нью-Йоркской конвенции отсутствуют.

Александр Храпуцкий,

партнер

Валерия Сильченко,

юрист
АБ «Лекс Торре», Минск


[1] Rule C. Technology and the Future of Dispute Resolution. Dispute Resolution Magazine, Winter 2015, p. 4.

[2] URL: https://www.vedomosti.ru/finance/news/2016/09/08/656254-pervaya-blockchain.

[3] URL: http://www.arbitration.qmul.ac.uk/media/arbitration/docs/2018-International-Arbitration-Survey---The-Evolution-of-International-Arbitration-(2).PDF.

[4] URL: https://www.icann.org/resources/pages/help/dndr/udrp-en.

[5] Пункт 2 ст. 3 Арбитражного регламента ICC 2017 года, п. 1 ст. 4 Регламента LCIA.

[6] Подпункт «a» п. 3 ст. 3 Правил Международной ассоциации юристов по получению доказательств в международном арбитраже 2010 года; ст. 4.7 Правил эффективной организации процесса в международном арбитраже (Пражских правил).

[7] URL: http://www.arbitration.qmul.ac.uk/media/arbitration/docs/2018-International-Arbitration-Survey---The-Evolution-of-International-Arbitration-(2).PDF, p. 32.

[8] Статьи 1.2, 1.3 и 2.3 Арбитражного регламента LCIA.

[9] Арбитражный регламент VIAC 2018 года среди прочих нововведений предусматривает администрирование арбитражных дел в электронном виде (ст. 7, 12 и 36).

[10] Согласно п. «е» ст. 3.1 Арбитражного регламента HKIAC, стороны могут договориться о подаче документов посредством защищенной онлайн-платформы – новшество, предусмотренное Арбитражным регламентом HKIAC 2018 года.

[11] Панов А. А. Онлайн-арбитраж: проблемы, решения, перспективы // Новые горизонты международного арбитража. Вып. 2: сб. ст. / Под ред. А. В. Асоскова, А. И. Муранова, Р. М. Ходыкина. – М.: Инфотропик Медиа, 2014. – С. 111–153.

[12] Наринян В. В. Процессуальная составляющая и иные проблемы международного коммерческого арбитража.

[13] De Sylva, M. O. Effective Means of Resolving Distance Selling Disputes, 2001, 67 Arbitration, pp. 230–239.

[14] Berger K. P. Lex Mercatoria Online: The CENTRAL Transnational Law Database at www.tldb.de, 2002, Arbitration International, No. 1, pp. 83–94.

[15] Абзац 3 подп. 1.2 п. 1 решения Конституционного суда от 10 июля 2018 года № Р-1140/2018.

[16] Пункт 4 ст. 7 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 года № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже».

[17] Статья 7 Закона Республики Азербайджан от 18 ноября 1999 года № 757-IГ «О международном арбитраже».

[18] Статья 7 Закона Республики Армения от 25 декабря 2006 года № ЗР-55 «О коммерческом арбитраже».

[19] Статья 8.5 Закона Грузии от 19 июня 2009 года № 1280-Iс «Об арбитраже». Данная норма не распространяется на форму арбитражного соглашения, одной из сторон которого является административный орган или физическое лицо. В таком случае требуется физический документ, подписанный сторонами (ст. 8.8).

[20] Закон Республики Казахстан от 8 апреля 2016 года № 488-V ЗРК (с изм. от 10 марта 2017 года и 3 февраля 2019 года) «Об арбитраже».

[21] Закон от 30 июля 2002 года № 135 «О третейских судах в Кыргызской Республике».

[22] Статьи 10 и 11 Закона Латвийской Республики от 1 января 2015 года «О третейских судах».

[23] Часть 2 ст. 10 Закона Литовской Республики от 2 апреля 1996 года № I-1274 «О коммерческом арбитраже».

[24] Статья 7 Закона Республики Молдова от 22 февраля 2008 года № 24-XVI «О международном коммерческом арбитраже».

[25] Статья 11 Закона Республики Таджикистан от 18 марта 2015 года № 1183 «О международном коммерческом арбитраже»; п. 1 ст. 7 Закона Туркменистана от 16 августа 2014 года № 101-V «О международном коммерческом арбитраже».

[26] Закон Украины от 24 февраля 1994 года № 4002-XII «О международном коммерческом арбитраже».

[27] Панов А. А. Онлайн-арбитраж: проблемы, решения, перспективы // Новые горизонты международного арбитража. Вып. 2: сб. ст. / под ред. А. В. Асоскова, А. И. Муранова, Р. М. Ходыкина. – М.: Инфотропик Медиа, 2014. – С. 111–153.

[28] Статьи 3.1, 3.3 Регламента ПДАУ при Торгово-промышленной палате Республики Армения, принятого 23 марта 2019 года.

[29] Там же, ст. 3.7.

[30] Пункт 1 ст. 20 Регламента Международного арбитражного суда при Белорусской торгово-промышленной палате.

[31] Статья 3.6 Правил арбитража и медиации Международного арбитражного центра Международного финансового центра «Астана», принятых 1 января 2018 года.

[32] Статья 21 Регламента Рижского международного коммерческого арбитражного суда http://www.ricac.org/ru/assets/uploads/reglament/RICAC_reglaments_RU_1.4.pdf.

[33] Haitham A. Haloush, Op. cit. P. 357.

[34] Чупахин И. М. Онлайн-арбитраж: особенности исполнения решений // Арбитражный и гражданский процесс. – 2012. – № 11.