by the Arbitration Association
RU

Лондон, goodbye!

November 16, 2019

Среди клиентов юриста в сфере слияний и поглощений Константина Кроля – «Зарубежнефть», «Русская медная компания», ВТБ, Goldman Sachs и другие. Этим летом экс-партнер Orrick (а также один из авторов Arbitration.ru и спикер конференций РАА) вернулся в Москву после четырех лет работы в Лондоне, присоединившись к российскому офису Dentons. С чем связан такой шаг? 

Константин, в вашем профиле значится множество разнообразных крупных проектов в сфере приобретения компаний. Насколько эта практика связана с арбитражем и судебными процессами?

Моя карьера складывалась таким образом, что я профессионально развивался как транзакционный юрист в сфере корпоративного права, корпоративных финансов и сделок на рынках капитала. В последние годы фокус моей практики был на сделках слияния и поглощения и в области создания совместных предприятий. 

С первых лет в профессии арбитражная практика была мне интересна, но возможность попробовать в ней свои силы не представлялась. Постепенно, особенно за последние пять лет, такие возможности появились: стали возникать споры из сделок, над которыми я работал как транзакционный юрист, и клиенты стали обращаться ко мне с просьбой защищать их интересы в арбитражном и судебном процессе. Также появилась возможность самому выступать в качестве арбитра, и здесь мой транзакционный опыт оказался незаменим.

Несколько лет вы работали в лондонском офисе Orrick. Чем вызван переезд в Москву после работы в Лондоне?

Мой переезд в Англию объяснялся тем, что фирма Orrick в 2017 году приняла решение закрыть московский офис. Не скрою, для моей практики это было негативным событием: подавляющее большинство моих клиентов – российские, и мне было важно иметь офис в Москве. Тем не менее я принял предложение фирмы перевести свою практику и клиентов на базу лондонского офиса. 

Я понимал, что развивать практику при отсутствии команды в Москве будет непросто, и раньше я никогда не был в таком положении, но мне хотелось изучить ситуацию и попытаться найти в ней положительные моменты. Фактически я жил на два города и как минимум раз в месяц, а чаще два, приезжал в Россию, чтобы не отрываться от своих клиентов. 

Опыт показал, что развивать практику можно и в таких условиях, но это далеко не идеально и ставит вас в заведомо проигрышную позицию по сравнению с конкурентами, которые обладают преимуществом в виде московского офиса. Особенно проблематично отсутствие такого офиса для крупных государственных клиентов – банков и компаний, а их у меня немало. Я понимал, что, задержавшись в Лондоне, рискую потерять часть годами наработанной клиентуры. И это не говоря уже о бытовых сложностях жизни на две страны, высоких английских налогах и прочих факторах.

Поэтому я принял решение вернуться в Москву и перейти на платформу компании, обладающей сильной российской практикой и рассматривающей Россию как приоритетное направление. Dentons стала идеальной фирмой для моих целей.

Вы внесены в реестр солиситоров Великобритании. Что это означает для ваших клиентов – со стороны предоставляемых вами услуг и их стоимости?

Большинство проектов, над которыми я работаю, так или иначе связаны с российскими активами и российскими сторонами, при этом сделки в основном подчинены английскому праву и, как правило, имеют арбитражную оговорку, предусматривающую рассмотрение споров в Лондоне, Сингапуре, Гонконге и иных ведущих международных арбитражных центрах. 

Двойная квалификация в качестве российского адвоката и английского солиситора и владение английским на уровне, близком к уровню носителя языка, позволяют мне наиболее эффективно представлять интересы клиентов по трансграничным сделкам. Полагаю, что это положительно сказывается и на стоимости услуг: в нашем бизнесе эффективность обычно означает и экономичность.

Партнерство в Dentons – ваше четвертое по счету партнерство после Allen & Overy, Jones Day и Orrick. Кажется, выше партнера в сфере юридического консалтинга расти уже некуда. Что заставило вас сменить четыре фирмы, не меняя статуса?

Для меня партнерство никогда не было вопросом статуса как такового – скорее инструментом для построения успешной практики, профессионального развития и самореализации, достижения поставленных целей. Название должности в разных фирмах и офисах бывает одинаковым, но реальная роль, возможность влиять на стратегию фирмы и степень самостоятельности в принятии решений может значительно отличаться. Моим основным мотивом при каждом переходе было стремление вывести практику на новый уровень и найти платформу, позволяющую максимально реализовать профессиональные устремления. Как писал Льюис Кэрролл в «Алисе в Зазеркалье», «приходится бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее». Я старался следовать этой максиме. Иногда можно развиваться в одной фирме, иногда надо иметь смелость сделать шаг «за флажки». Я благодарен каждой из компаний, в которых мне довелось работать, за приобретенный уникальный опыт, секреты мастерства, возможность учиться у блестящих коллег – лидеров в своих областях. 

Сколько людей работает под вашим началом в Dentons?

Я перешел в Dentons без команды. Однако я никогда не рассматривал работу в юрфирме через призму «моя команда и мои люди против остальных». Я член команды Dentons, и команда московского и питерского офисов Dentons – 150 юристов – это моя команда. Поскольку моя практика не замыкается на одной области, в зависимости от профиля сделки я работаю с теми коллегами, специализация которых наиболее соответствует поставленным задачам. Только в первый месяц работы в Dentons я взаимодействовал с семью офисами фирмы: Москва, Санкт-Петербург, Лондон, Стамбул, Шанхай, Париж и Амстердам – и коллегами из практик разрешения споров, финансовой практики, M&A, IP, нефтегазовой сферы и рынков капитала.

Как вы видите ключевые задачи вашей практики в Dentons в ближайшее время?

Впервые за более чем 22 года у меня появилась возможность предложить клиентам полный спектр юридических услуг в России: до прихода в Dentons мне не приходилось работать в московском офисе, в полной мере соответствующем понятию full service. Надеюсь, это будет полезно моим клиентам. Постараюсь максимально быстро интегрироваться в команду и найти точки синергии для реализации совместных проектов с партнерами и коллегами. Фокус своей практики менять не планирую: буду сочетать транзакционное направление в сфере M&A и создания совместных предприятий с развитием арбитражной практики.  

Беседовал Дмитрий Артюхов