by the Arbitration Association
RU

Совместная конференция РАА и Испанского арбитражного клуба «Коррупция в арбитраже»

March 14, 2020

6 февраля 2020 года в московском отеле «Марриотт Гранд» состоялась совместная конференция РАА и Испанского арбитражного клуба (CEA) «Коррупция в арбитраже».

Первую сессию «Вся правда о коррупционных контрактах: контракты, полученные с помощью коррупции, и контракты, прикрывающие взятки» открыл Владимир Хвалей, партнер Baker McKenzie, Россия. Он напомнил аудитории легенду о суде Париса – мифическом состязании, в котором смертный герой должен был определить, какая из древнегреческих богинь была прекраснейшей, отдав ей золотое яблоко с такой надписью. Разумеется, история имела особое звучание в переложении на юридический язык современного арбитража. Каждая из богинь по-своему пыталась подкупить «судью» состязания в красоте, и с этого «коррумпированного» суда, по легенде, началась Троянская война. Председатель РАА и в шутку, и всерьез отметил три вывода, которые можно было сделать из легенды. Во-первых, арбитраж – явление такое же древнее, как мир. Во-вторых, коррупция в арбитраже тоже стара, как мир. В-третьих, коррупция в арбитраже приводит к войнам.

Марк Пит, профессор уголовного права и криминологии Базельского университета, Швейцария, рассказал о том, какие документы будут в центре обсуждения на конференции. Центральным стал «Инструментарий для арбитров. Коррупция и отмывание денежных средств в международном арбитраже», подготовленный Базельским университетом при участии юристов со всего мира. Профессор рассказал о своем опыте расследования коррупции в составе рабочей группы ОБСЕ, в которой он состоял на протяжении 24 лет. Пит кратко остановился на громких коррупционных делах в арбитраже, таких как IPOC и Spentex v. Uzbekistan, а также обратился к прецедентам Lagergren и World Duty Free v. Kenya.

Агис Георгиадес, партнер Christos Georgiades & Associates LLC, Кипр, проанализировал определения коррупции, данные ОБСЕ, а также рассказал о бремени доказывания в коррупционных делах. Он подчеркнул, что коррупция не всегда требует прямых доказательств, особенно в странах общего права. В контексте бремени доказывания спикер раскрыл содержание дел EDF (Services) Limited v. Romania, а также Patel v. Mirza, рассмотренные английскими судами. Георгиадес рассказал о деле, в котором ему довелось участвовать: там факт получения взятки стал известен во время исполнения договора – строительства фабрики (ICC № 21142).

Уилсон Антун, партнер King & Wood Mallesons, Великобритания, рассказал об отличиях случаев коррупции в «традиционном» МКА и в международном инвестиционном арбитраже. Обращаясь к вопросам стандарта (порога) и бремени доказывания, поднятых предыдущим спикером, английский юрист отметил, что количество дел, связанных с коррупцией и рассмотренных ICSID, говорит о том, что стандарт доказывания в контексте коррупции в международном арбитраже – вопрос практический и живой, а не доктринальный. По словам Антуна, арбитры могут учесть факт коррупции при определении своих полномочий, допустимости и материальных оснований спора. К вопросам юрисдикции относятся прямые и подразумеваемые требования законности, к допустимости – международный публичный порядок, вопросы недобросовестного поведения, а также «нечистых рук» при заключении сделки. Спикер перечислил виды доказательств фактов получения взятки при заключении международных инвестиционных контрактов. 

Хосе Ферис, партнер Squire Patton Boggs, Франция, рассказал о своем опыте борьбы с коррупцией во время работы в составе ICC. Он обратился к уже упомянутому Марком Питом делу Lagergren, в котором судья отклонил иск, сославшись на отсутствие полномочий по делу. Ферис также проанализировал несколько решений ICC, освещавших разные аспекты доказывания фактов коррупции. В одном из них ICC установил обязанность арбитров расследовать ставшие известными им факты коррупции (ICC Case 14920).

Вторую сессию под названием «Дары и мудрых ослепляют: коррупция среди арбитров и в арбитражных институтах. Презентация Кодекса лучшей арбитражной практики Испанского арбитражного клуба (CEA)» открыл Альфонсо Гомес Асебо, партнер Cuatrecasas, Испания. Спикер провел презентацию Кодекса, рассказал о его структуре и подчеркнул, что Кодекс относится к «мягкому праву» – soft law. Испанский юрист сделал акцент на основной идее Кодекса – независимости деятельности арбитражных институтов. Кодекс также предлагает арбитражным институтам модельный набор правил арбитража, размещенных в приложении к документу.

Кристина Алекси, партнер ACEADVISOR – Attorneys at Law, Румыния, кратко описала историю и систему третейских судов в Румынии. Она проанализировала преступную схему, при которой одному человеку в течение нескольких лет удалось узурпировать управление судом при ТПП Румынии путем изменения правил этой институции. В 2014 году этот человек был арестован по обвинению в коррупции, а модифицированные им правила получили новые, свободные от излишней детализации и замкнутости на себя положения. 

Поль-А. Желинас, международный арбитр Paul-A. Gélinas Law Office, Франция, напомнил о двух третейских процессах, начавшихся в Болгарии еще в 2007 году, с объемом требований в 35 млн евро. Финал этих дел состоялся лишь несколько месяцев назад. Спикер рассказал о распределении средств между арбитрами и болгарским судом: арбитры получили крайне низкую долю по сравнению с болгарским арбитражным институтом – 30% вместо обычных 90%, причитающихся арбитрам. Желинас описал, как он и его коллеги оспаривали это решение в различных болгарских инстанциях.

Галина Жукова, ассоциированный профессор Университета Париж-Сакле (Университет Версаль-Сен-Кантен-ан-Ивелин), барристер и солиситор Zukova Legal, Франция, детально рассказала о деле миллионера Тапи, вызвавшем большой общественный резонанс во Франции. Тапи, владелец французских активов «Адидас», потребовал компенсации от банка, реализовавшего его собственность по завышенной цене и присвоившего себе часть прибыли, в государственных судах. Там процессы длились около 10 лет и в итоге перешли в арбитраж. Один из трех арбитров, присудивших Тапи несколько миллионов евро, был признан зависимым от влияния миллионера.

Элина Мереминская, партнер, адвокат WAGEMANN Abogados & Ingenieros, Чили, обратила внимание слушателей на детали дела Odebrecht, в которое были вовлечены четыре перуанских президента и несколько признанных юристов. Прокуратура Перу объявила, что взятки арбитрам были скрыты в гонорарах. Апелляционный суд страны пересмотрел решение, по которому юристы были взяты под стражу, и большинство юристов были освобождены под подписку о невыезде. 

Александр Муранов, управляющий партнер «Муранов, Черняков и партнеры», Россия, привел ряд тезисов, которые относятся к коррупции в сфере арбитража в России. Спикер отметил, что в настоящий момент эта сфера квазимонополизирована тремя существующими арбитражными центрами. По его словам, существуют три кита, на которых строится арбитраж в России: арбитраж изъят из сферы антимонопольного регулирования; лицензии получают только заранее определенные государством третейские организации; существующие три центра обслуживают интересы определенных властных групп. Риску коррупции подвержены и сами арбитры: многие из них являются профессорами, получающими достаточно скромные гонорары.

Панелистов третьей сессии «Роль арбитражных институтов в борьбе с коррупцией» представил Дэвид Голдберг, партнер White & Case, Россия. Он привел цитаты из Ветхого Завета, в которых людей предостерегали от извращения правосудия. Модератор также осветил вопрос о том, как законодательное регулирование влияет на антикоррупционный климат.

Джеймс Брэди, партнер Cleary Gottlieb Steen & Hamilton, Великобритания, описал случаи из своей практики, связанной с разрешением инвестиционных споров, и поразмышлял о том, каким образом практика соотносится с «тулкитом», разработанным Базельским университетом.

Сара Гриммер, генеральный секретарь HKIAС, Гонконг, обрисовала законодательное регулирование, которое позволяет бороться с отмыванием денег и коррупцией в Гонконге. Она назвала «контрольные точки», при помощи которых HKIAC борется с коррупцией в своей сфере. По ее словам, важно, что арбитражный центр видит решения арбитров, хотя и обладает очень ограниченными полномочиями по изменению этих решений, такими как исправление опечаток и ошибок в расчетах. Юрист назвала повторное назначение арбитров одним из оснований для отклонения их кандидатуры. И хотя повторное назначение не означает коррупции, оно может стать отправной точкой для расследования, как в деле Odebrecht. 

Аннетт Магнуссон, генеральный секретарь Арбитражного института Торговой палаты г. Стокгольма, Швеция, обратилась к вопросу о том, являются ли арбитражные институты своеобразными хранителями международного правопорядка. Коррупция не так часто встречается в МКА, считает Магнуссон. Спикер подчеркнула, что перечни «красных флажков» и процедуры комплаенса не заменят то «шестое чувство», которым обладают опытные специалисты арбитражных институтов и которое позволяет им понимать, что в деле присутствует коррупционный элемент.

Джакомин ван Харсолт-ван Хоф, генеральный директор LCIA, Великобритания, отметила, что свобода, которая дана арбитражным институтам в Англии, двояка: в ней и благо, и вред одновременно. В Англии действует Proceeds of Crime Act, и институция должна учитывать этот закон, чтобы не нарушать конфиденциальность, а также не отказать одной из сторон в правосудии. Сейчас перед LCIA стоит задача сформулировать принципы, которые позволят привести процедуру комплаенса этого института к единому для всех обращений своду правил. Контрольные процедуры арбитражного института испытывают влияние банков и страховщиков. Обновления по комплаенсу войдут в новую версию правил LCIA.

Сюзанне Хегер, партнер Heger & Partner, Австрия, выступая от имени VIAC, рассказала о правилах этого арбитражного института, которые позволяют бороться с коррупцией среди арбитров. Арбитражные институты стремятся не вмешиваться в процесс вынесения решения, и одних лишь обвинений в коррумпированности, не подкрепленных доказательствами, недостаточно, чтобы отстранить арбитра от рассмотрения дела, заявила Хегер. Однако VIAC держит курс на zero tolerance в вопросах коррупции. 

Модератор четвертой сессии «Использование криминалистики и искусственного интеллекта при выявлении проблем коррупции» Алекс Волчич, управляющий директор и руководитель отдела бизнес-аналитики и расследований в России и СНГ, Kroll, очертил круг проблем, с которыми связан поиск информации о коррупции. Спикер отметил, что, как правило, в коррумпированности арбитра подозревает проигравшая арбитраж сторона. 

Дмитрий Иванов, партнер «Морган Льюис», Россия, остановился на индикаторах нелегальности платежей, которыми можно дать взятку. Он упомянул проблемы, с которыми организации столкнутся при расследовании фактов коррупции. К ним относятся доступность оригинальных файлов, согласие сторон на обработку персональных данных, специфические указания арбитров о сборе информации, а также другие процедурные вопросы. 

Майкл Пир, партнер, «Форензик» и «Разрешение споров», PwC, Сингапур, заявил, что сейчас имеет место роботизация, а не собственно искусственный интеллект. Что же касается коррупции, то найти ее чрезвычайно сложно. Спикер описал индикаторы коррупции и популярные способы получения коррупционных денег. Распространенными методами дачи взятки сегодня стали статус, секс, устройство на работу членов семьи. Пир отметил, что у органов, которые уполномочены вести расследования, коррупционные преступления далеко не всегда являются главным приоритетом, уступая место раскрытию более громких или кровавых дел.

Артур Саркисян, юрист Zabeyda & Partners, Россия, остановился на сложностях привлечения к ответственности за взятку. Он отметил, что де-факто залог и домашний арест как меры пресечения не применяются, используется заключение под стражу.

Владимир Мельников, партнер Linklaters, Россия, указал, что обвинения в подкупе наносят вред заявителю: они «размазывают» хорошую правовую позицию. По словам спикера, на практике судьи не знают, как рассматривать заявления о коррупции. Мельников упомянул арбитраж в МКАС, который российская сторона выиграла у итальянской компании. Итальянская компания выступила против исполнения решения, заявив, что российский судья был подкуплен. Однако результат оказался противоположным: в ответ на такое процессуальное обращение итальянский судья немедленно выписал ордер на исполнение решения.

Сергей Светушкин, директор проекта Transparent Deal, «Лаборатория Касперского», Россия, сделал акцент на автоматизации и диджитализации процедур комплаенса. По его словам, 39% преступлений связаны с менеджментом среднего звена и рядовым персоналом. Спикер отметил, что условия электронного расследования должны соответствовать как закону о защите персональных данных, так и требованиям к оперативно-розыскным мероприятиям.

Дмитрий Артюхов