by the Arbitration Association
EN

Аспект white-collar crime в делах по розыску и возвращению активов из-за рубежа

Июнь 20, 2019

Тема розыска и возвращения активов из-за рубежа сегодня актуальна как никогда.По данным ЦБ РФ, просроченная задолженность по всем кредитам стабильно растет минимум на 10% ежегодно. Увеличивается и число злостных должников, которые прячут активы по всему миру. В настоящее время проектами по розыску активов недобросовестных должников занимается множество отечественных и зарубежных юридических фирм, адвокатских образований, разного рода консультантов, частных детективов и т.д. В рамках подобной деятельности возбуждаются уголовные дела на территории Российской Федерации, кредиторы обращаются в суд с исками о привлечении к ответственности собственников и руководителей компаний-должников. Инициируются процедуры личного банкротства в РФ, которое впоследствии может получить и трансграничный характер: в суды целого ряда стран подаются иски о раскрытии информации, наложении обеспечительных мер. Борьба эта идет с переменным успехом, механизмы взыскания совершенствуются, судебная практика пока только формируется.Зачастую сокрытие активов становится возможным благодаря разветвленным холдинговым структурам, доверительному управлению или путем учреждения обществ в офшорных зонах.

Кроме того, необходимо учитывать, что законодательство разных стран по мерам, направленным на поиск и взыскание активов, существенно различается. Если, например, информацию об учредителях компании в Чехии можно свободно найти в интернете, то в Швеции подобные попытки считаются нарушением законодательства и вторжением в личную сферу. А в странах Прибалтики по решению суда за телефонный долг свыше определенной суммы судебный исполнитель может снять деньги с банковского счета не только должника, но и его жены, поскольку супруги несут солидарную ответственность по долгам.  

Несмотря на существующие соглашения по международному преследованию отмывания денег и инициативам, призванным сделать нормативно-правовую базу офшорных зон более прозрачной, в мире все еще достаточно мест, где процветают схемы сокрытия незаконно приобретенного имущества.  

В России в недавнем прошлом и частично сегодня один из самых распространенных сценариев мошенничества – вывод кредитов, полученных в банке, через «технические» компании или строительные пирамиды в сфере девелопмента. В результате деньги, как правило через прибалтийские банки, выводились за рубеж, а ушлый должник, не дожидаясь серьезных последствий на территории России, исчезал из поля зрения компетентных органов и кредиторов, получив иммиграционный статус в одной из более стабильных юрисдикций. В ряде случаев такой юрисдикцией становились Соединенные Штаты Америки – ввиду высокого уровня жизни, благоприятного делового климата, перспектив обучения отпрысков в престижных вузах и т.д. Денежные средства через ряд транзакций оседали на счете должника и вкладывались чаще всего в объекты американской недвижимости, милые сердцу любого российского инвестора. Грамотное оформление сделки брали на себя местные риелторы. Требования к происхождению средств на покупку несколько лет тому назад в США были не столь строгими, как сегодня, а сами покупатели из России об этом старались не распространяться. Итак, денежные средства вложены в объект недвижимости и таким образом в какой-то мере отмыты, а при последующей сделке по купле-продаже этого объекта уже есть достаточно солидное подтверждение источника определенной суммы.
Однако, несмотря на все эти действия, преступное происхождение денежных средств вследствие банковского мошенничества или хищения средств дольщиков и последующего, например, преднамеренного банкротства остается. В РФ могут возбуждаться или не возбуждаться уголовные дела, с переменным успехом идти суды и банкротства, но криминальный источник средств следует за ними в конечную юрисдикцию и, даже будучи овеществлен в объекте недвижимости, никуда не исчезает. 

Необходимо отметить, что развитые правопорядки очень строго относятся к разного рода попыткам использовать их экономику и банковскую систему для легализации и/или инвестирования средств, ранее полученных злоумышленниками преступным путем в третьих странах. Уже в ходе процесса переезда в США должники из РФ неизбежно совершают большое количество промежуточных действий, которые влекут за собой определенные негативные правовые последствия. Так, например, при заполнении иммиграционных документов им приходится скрывать определенные факты своей биографии, которые могут повлиять на принятие положительного решения иммиграционными властями США. При открытии счета в банке США и даче пояснений на предмет source of wealth им приходится рассказывать историю об успешном бизнесе в России или продаже дорогой недвижимости, доставшейся по наследству. Зачастую оставшиеся активы в России, доли в обанкротившихся компаниях, объекты недвижимости в виде зарегистрированного в Росреестре недостроя не указываются в налоговой декларации, подаваемой в американскую Internal Revenue Service, несмотря на требование указать worldwide income. На уголовно-правовые последствия таких действий очень часто не обращают внимания. Российскому клиенту кажется, что все шито-крыто: узкопрофильные налоговые консультанты и иммиграционные адвокаты могут помочь с оформлением пакета документов, составлением первоначальной налоговой декларации, подбором конкретного штата исходя из шкалы налогообложения.  

В дополнение к этому усилия юристов по розыску и взысканию активов в судах России или за рубежом почти всегда лежатв гражданско-правовой плоскости. Но специалисты не учитывают тот факт, что сразу после переезда должник, возможно, уже совершил несколько серьезных федеральных преступлений на территории США, которые имеют формальный состав и не требуют особых усилий в сборе доказательственной базы и предъявления обвинения, так как везде имеются подписи правонарушителя под acknowledgement со ссылкой на соответствующую главу Свода законов США. 

В частности,ст.8 U. S. Code§ 1325– Improper entry by alienявляется федеральным преступлением, в п. 3 этой статьи предусмотрена ответственность за попытку въезда или получение возможности въезда на территорию СШАпутем использования ложной информации или умышленного введения в заблуждение, а также путем умышленного сокрытия фактов, имеющих существенное значение. Правонарушители могут быть приговорены к штрафу, тюремному заключению на срок до шести месяцев и в большинстве случаев к депортации ввиду отсутствия оснований для легального пребывания на территории США. Необходимо также отметить, что срок давности по таким преступлениям отсутствует.
Если же правонарушитель «забыл» про объекты налогообложения, оставшиеся в России (даже неприбыльные), и не указал их в налоговой декларации в США, он нарушил ст. 26 U. S. Code§ 7206 – Fraud and false statement, которая предусматривает ответственность за сокрытие (в нашем случае – отсутствие сведений в налоговой декларации) объектов собственности, являющихся объектами налогообложения: наказание в виде штрафа в размере до 100 тыс. долл., или тюремного заключения сроком до 3 лет, или штрафа и лишения свободы. Кроме налоговой декларации, действие статьи распространяется на любые официальные документы, подписанные в США, в которых есть предупреждение об ответственности за предоставление ложной информации. В этом случае срок привлечения к уголовной ответственности в США – не более шести лет, состав носит формальный характер и наступления каких-либо негативных последствий для того, чтобы в действиях правонарушителя был найден состав преступления, не требуется.  

Ну и наконец, ст. 18 U. S. Code§ 1956, 1957– Laundering of monetary instruments содержит максимально широкое описание всех возможных действий, которые совершаются или могут совершаться правонарушителем в рамках легализации денежных средств, полученных ранее преступным путем. Состав преступления описан таким образом, что при совершении любой транзакции (в нашем примере это покупка недвижимости на деньги, похищенные у российского банка и позднее выведенные через офшоры и прибалтийские банки за рубеж) действия правонарушителя подпадают под какую-либо часть данных статей. Причем преступными считаются в том числе и действия, совершенные не на территории США, – в данном случае печально знаменитая ч. 1 ст. 159 УК РФ, мошенничество в сфере кредитования. В результате властями США к правонарушителю может быть применен штраф до 500 тыс. долл. или в двойном размере стоимости транзакции по легализации денежных средств вместе с тюремным сроком до 20 лет. К этому – и так очень широкому – составу обвинение в подавляющем большинстве случае находит дополнительные пункты, чтобы комплекс правонарушений выглядел более солидно для присяжных и жюри. Срок давности привлечения к уголовной ответственности по этой статье составляет пять лет.

Все вышесказанное – только малая часть составов преступлений, которые неизбежно совершали, совершают и будут совершать мошенники, похитившие в России деньги и перебравшиеся в США. И хотя способы легализации наверняка будут совершенствоваться и становиться более изощренными по сравнению с примитивной схемой «украл – вывел через Прибалтику – вложил в недвижимость во Флориде или Калифорнии», преступный характер денежных средств, нажитых в результате совершения противоправных действий, не исчезнет. А попытки его сокрытия через различные корпоративные структуры, номинальное владение и трасты не позволят избежать ответственности в ходе расследования и судебного разбирательства. 

Игорь Таранов, независимый арбитр