by the Arbitration Association
EN

Какие споры из российских M&A сделок являются «корпоративными»?

Июнь 20, 2019

В соответствии с новым российским законодательством об арбитраже отнесение той или иной категории споров к «корпоративным» имеет существенные последствия. Ряд корпоративных споров не подлежит передаче в арбитраж. В отношении арбитрабельных корпоративных споров установлен ряд дополнительных требований[1], включая требование об администрировании спора со стороны постоянно действующего арбитражного учреждения («ПДАУ»). С учетом этого важно понимать, какие именно споры относятся к корпоративным. Эта проблема особенно актуальна для сделок M&A. Например, если споры, вытекающие из договоров купли-продажи акций и долей в уставном капитале российских хозяйственных обществ («ДКП»), являются корпоративными, такие споры могут быть переданы либо в немногочисленные «разрешенные» российские ПДАУ, либо в Гонконгский международный арбитражный центр (HKIAC) - единственное иностранное арбитражное учреждение, признаваемое ПДАУ в соответствии с ФЗ об арбитраже[2]. Если же такие споры не являются корпоративными, они потенциально могут быть переданы в арбитраж adhocили в иностранное «не признанное» арбитражное учреждение. 

Какие M&Aспоры относятся к корпоративным в соответствии с законом?

Корпоративные споры определены в АПК РФ как «споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице»[3]. В рамках данного общего определения в АПК РФ приводится ряд конкретных примеров споров, признаваемых корпоративными. Для целей сделок M&Aважнейшими являются два прямо поименованных вида корпоративных споров:

- «споры, связанные с принадлежностьюакций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ, <…> установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав(кроме споров, указанных в иных пунктах настоящей статьи), в частности, споры, вытекающие из договоров купли-продажи акций, долей в уставном (складочном) капитале, <…> споры, связанные с обращением взыскания на акции и доли в уставном (складочном) капитале»; и

-  «…споры, вытекающие из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпоративных договоров»[4].

В приведенных положениях АПК РФ прямо упомянуты в качестве корпоративных споры из ДКП и из корпоративных договоров (соглашений участников / акционерных соглашений). Представляется, что к корпоративным относятся и споры, вытекающие из договоров залога акций (долей). Однако, относятся ли к корпоративным все и любыеспоры, возникающие из данных видов договоров, без каких-либо изъятий? Кроме того, возникает вопрос об отнесении к корпоративным споров, возникающих из других видов договоров, используемых в сделках M&A(в том числе соглашений о предоставлении опционов и проч.).  

Позиция судебной практики 

За время, прошедшее после арбитражной реформы 2015-2016 г., начала формироваться новая судебная практика по вопросу о квалификации споров в качестве корпоративных.[5]. Пока еще преждевременно говорить о формировании окончательной и единообразной позиции судов, но уже можно проследить ряд тенденций. В частности, споры из ДКП, как правило, не рассматриваются судами в качестве корпоративных, если не касаются непосредственно вопроса владения акциями (долями участия)[6].

Например, в Определении Верховного Суда Российской Федерации («ВС») от 22 мая 2018 г. № 5-КГ18-94 рассматривался вопрос о квалификации спора о признании не заключенным предварительного договора купли-продажи 100% доли в уставном капитале российского общества с ограниченной ответственностью и о возврате внесенного задатка. Хотя суды нижестоящих инстанций отнесли спор к корпоративным, Судебная коллегия по гражданским делам ВС признала спор не корпоративным с учетом того, что истцом не заявлено требований о принадлежности долей, установлении их обременений или о реализации корпоративных прав. Аналогичный вывод был сделан в Определении ВС от 6 февраля 2018 г. №5-КГ17-218 в отношении иска об уменьшении покупной цены акций и взыскании денежных средств, уплаченных по ДКП[7]

Судами рассматривались и вопросы квалификации споров в отношении соглашений о предоставлении опционов. В ряде споров суды квалифицировали вытекающие из таких соглашений споры денежного характера (в том числе о взыскании неосновательного обогащения, штрафов и убытков) как не корпоративные, но имеется и противоположная практика[8]

Судами был рассмотрен и вопрос о квалификации споров, возникающих из корпоративных договоров. В одном из дел суды рассмотрели спор о взыскании штрафа по корпоративному договору как не относящийся к корпоративным, но в другом деле исходили из безусловной квалификации споров из данного вида договоров как корпоративных[9]. По-видимому, данная трактовка более соответствует тексту АПК РФ, и можно ожидать, что в дальнейшем суды будут ее придерживаться[10].

Выводы

Вопрос о квалификации споров из ДКП, корпоративных договоров и иных видов соглашений по сделкам M&Aрано считать решенным. Тем не менее, с большой долей вероятности, споры денежного характера, не затрагивающие принадлежности акций (долей) и вопросов корпоративного управления, будут рассматриваться судами как не корпоративные. В отношении споров, связанных с опционами, суды также могут решать вопрос о квалификации спора как корпоративного в зависимости от сути заявленных требований. Можно ожидать аналогичного подхода и в отношении споров из договоров залога акций (долей). Что касается споров (в том числе исключительно финансового характера) из корпоративных договоров, можно ожидать, что такие споры будут рассматриваться как корпоративные. Необходимо учитывать данные подходы судебной практики при составлении арбитражных оговорок по российским M&Aсделкам.

Алексей Ядыкин, 

советник Freshfields Bruckhaus Deringer LLP 


[1]  Статья 225.1 АПК РФ, ч. 7 и 7.1 статьи 7, ч. 7 и 7.1 статьи 45 Федерального закона от 29.12.2015 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» («ФЗ об арбитраже»).


[2]  С учетом выдачи HKIACроссийского «разрешения» в рамках ФЗ об арбитраже 25 апреля 2019 г. Данное разрешение имеет ограничения – HKIACне может администрировать российские «внутренние споры» (в том числе корпоративные). В то же времяHKIACможет администрировать корпоративные споры международного характера.  


[3]  Ч. 1 статьи 225.1 АПК РФ.


[4]  Пункты 2 и 4 ч. 1 статьи 225.1 АПК РФ.


[5]  В данной статье не рассматривается «дореформенная» судебная практика по корпоративным спорам.


[6]  В рассмотренных делах суды исследовали вопрос о квалификации спора в качестве корпоративного для определения подведомственности споров арбитражным судам либо судам общей юрисдикции. Вместе с тем выводы судов по этим делам могут быть применимы и для решения вопроса о возможности передачи той или иной категории споров в арбитраж.


[7]  Практика о квалификации денежных споров по ДКП как не корпоративных не является полностью единообразной. Так, в Постановлении 12 ААС от 4 июля 2018 г. по делу № А57-10069/2018 суд, по-видимому, исходил из квалификации спора о взыскании задолженности по ДКП в качестве корпоративного.


[8]  См. Апелляционное определение Московского городского суда от 8 ноября 2018 г. по делу № 33-45462, Апелляционное определение Московского городского суда от 12 апреля 2017 г. по делу № 33-13961.


[9] Постановление 9ААС от 6 марта 2017 г. № 09АП-5191/2017-ГК. Противоположная позиция в Апелляционном определении Московского городского суда от 6 марта 2019 г. по делу № 33-4895. 


[10]  Трактовка споров из корпоративных договоров как корпоративных такжеследует из пункта 36 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела Iчасти первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Хотя данное Постановление было издано еще до арбитражной реформы, его выводы, по-видимому, все еще остаются актуальными.