by the Arbitration Association
EN

Практика государственных судов в РФ в отношении арбитрабельности корпоративных споров

Февраль 5, 2019

С. И. Сиушов vs ЗАО «Евроцемент груп»

Дело № А40-222661/17 рассматривалось в трех инстанциях. В суде первой инстанции – Арбитражном суде г. Москвы в составе судьи Константиновской Н. А. единолично при участии представителя истца Лопатина С. А. и представителей ответчика Петровского А. Г. и Цыганкова С. Э. В суде апелляционной инстанции – Девятом арбитражном апелляционном суде в составе председательствующего судьи Ким Е. А., а также судей Лялиной Т. А., Стешана Б. В. при участии представителя истца Лопатина С. А. и представителя ответчика Марьенкова А. С. В суде кассационной инстанции – Арбитражном суде Московского округа в составе председательствующего судьи Денисовой Н. Д., а также судей Дунаевой Н. Ю. и Нечаева С. В. при участии истца Сиушова С. И. и представителя ответчика Петровского А. Г.

В ноябре 2018 года суд первой инстанции принял исковое заявление гражданина Сиушова С. И., в котором он просил признать недействительным договор купли-продажи акций, заключенный 22 ноября 2014 года между Сиушовым С. И. (продавцом) и ЗАО «Евроцемент груп» (покупателем). В обоснование своей позиции истец утверждал, что данная сделка является притворной, поскольку направлена на то, чтобы избежать на территории РФ налоговых последствий. Кроме того, истец ссылался на то, что договор нарушает валютное и налоговое законодательство РФ. Договор купли-продажи акций включал в себя арбитражную оговорку о том, что все споры, разногласия или требования, возникающие между сторонами из настоящего договора или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, в случае невозможности разрешения их путем переговоров подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его регламентом, действующим на момент третейского разбирательства. Ответчик, ссылаясь на неподведомственность данного спора арбитражному суду, ходатайствовал об оставлении искового заявления без рассмотрения. Истец возражал, ссылаясь на ничтожность арбитражной оговорки как лишающей его права на судебную защиту.

Суд первой инстанции счел доводы истца в отношении ничтожности арбитражной оговорки несостоятельными и принял решение об оставлении искового заявления без рассмотрения по ходатайству ответчика в соответствии с нормами ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 29 декабря 2015 года № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» и п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. В отношении споров, по которым имеется арбитражное соглашение, указанные нормы закрепляют обязанность государственного суда оставить исковое заявление без рассмотрения в случае поступления возражения одной из сторон до момента представления своего первого заявления по существу спора в государственном арбитражном суде первой инстанции со ссылкой на имеющееся соглашение. При этом данные нормы предполагают, что суду не было представлено доказательств недействительности, утраты силы или неисполнимости арбитражного соглашения.

В своей апелляционной жалобе истец уже прямо указывал на неарбитрабельность данного спора как относящегося к категории акционерных споров, не подлежащих передаче на рассмотрение третейских судов. Тем не менее суд апелляционной инстанции не нашел правовых оснований для отмены решения суда первой инстанции. По мнению суда апелляционной инстанции, истец не представил доказательства недействительности, неисполнимости арбитражного соглашения либо утраты им силы.

В кассационной жалобе истец вновь указывал на неарбитрабельность данного спора и неподсудность его третейскому суду. По мнению истца, выводы судов не соответствовали фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, нарушая нормы процессуального права. Суд кассационной инстанции не согласился с доводами судов первой и второй инстанций об арбитрабельности данного спора. Суд указал, что при рассмотрении дела суды не учли норму ст. 13 Федерального закона от 29 декабря 2015 года № 409-ФЗ (в редакции от 3 июля 2016 года), закрепляющую неисполнимость арбитражных оговорок по корпоративным спорам, внесенных в договоры до 1 февраля 2017 года. Суд принял постановление об отмене решения суда апелляционной инстанции и направлении дела в арбитражный суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

 

С. И. Сиушовvs Eurocement Holding AG

Как во внутреннем, так и в международном коммерческом арбитраже неисполнимость арбитражной оговорки является основанием для рассмотрения государственным судом искового заявления в обязательном порядке даже при наличии действительной арбитражной оговорки, на которую ссылается одна из сторон. Что касается оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, важно, будет ли неисполнимость арбитражной оговорки расцениваться судом в качестве объективной неарбитрабельности спора. На данный момент в судебной практике ответ на этот вопрос скорее отрицательный. Так, в связи с уже упомянутым делом № А40-222661/17 по договору купли-продажи акций от 22 ноября 2014 года возник спор между С. И. Сиушовым и Eurocement Holding AG в рамках дела о банкротстве Сиушова С. И., связанный с заключением договора о заверениях, подчиненного английскому праву.

Дело № А39-8046/2016 рассматривалось в трех инстанциях. В первой инстанции – Арбитражном суде Республики Мордовия в составе судьи Шкурихина В. А. единолично по заявлению компании Eurocement Holding AG о включении в реестр требований кредиторов Сиушова С. И. Во второй инстанции – Первом арбитражном апелляционном суде в составе председательствующего судьи Протасова Ю. В., а также судей Смирновой И. А. и Рубис Е. А. при участии представителя компании Eurocement Holding AG Цыганкова С. Э. В третьей инстанции – Арбитражном суде Волго-Вятского округа в составе председательствующего судьи Елисеевой Е. В., а также судей Жегловой О. Н., Чиха А. Н. при участии финансового управляющего Бурыкина И. А., представителей Сиушова С. И. Володина П. Г. и Ломатина С. А. и представителей компании Eurocement Holding AG Петровского А. Г. и Цыганкова С. Э.

В рамках дела о банкротстве Сиушова С. И. компания Eurocement Holding AG обратилась в суд первой инстанции с заявлением о включении своего требования в реестр кредиторов. Сумма требования составляла возмещение имущественных потерь в соответствии с договором о заверениях, возмещении имущественных потерь и обязательствах от 22 ноября 2014 года, заключенным между продавцами акций (в том числе Сиушовым С. И.) и Eurocement Holding AG (компанией, учрежденной в Швейцарии). Данное соглашение сопровождало заключение уже упоминавшегося в первом деле договора купли-продажи акций между Сиушовым С. И. (продавцом) и ЗАО «Евроцемент груп» (покупателем), являющимся дочерней компанией Eurocement Holding AG.

Договор о заверениях регулировался английским правом и не предусмотрен действующим законодательством РФ. Согласно его условиям, продавцы акций предоставляют бенефициару, компании Eurocement Holding AG, ряд заверений в отношении прав на акции и полномочия распоряжения ими, а также гарантии возмещения имущественных потерь бенефициара или любого участника группы бенефициара. В договоре был определен порядок закрытия сделки купли-продажи акций, в частности предусмотрено проведение аудита согласованным аудитором с получением результата в виде сертификата аудитора. В случае установления по результатам аудита размера оборотного капитала ниже согласованного сторонами значения, равного нулю, продавцы были обязаны возместить покупателю часть цены (в соответствующих долях), равную сумме, на которую оборотный капитал оказался ниже согласованного размера; в случае превышения размера оборотного капитала над согласованным сторонами значением бенефициар по своему усмотрению уплачивает самостоятельно либо обязуется обеспечить уплату продавцам акций сумму превышения в соответствующих долях.

Решением МКАС при ТПП РФ по делу № 247/2015, принятым уже после признания Сиушова С. И. банкротом и введения в отношении него процедуры реализации имущества, с Сиушова С. И. в пользу Eurocement Holding AG была взыскана сумма задолженности по договору о заверениях. Неисполнение Сиушовым С. И. договорных обязательств по возмещению имущественных потерь и признание его несостоятельным (банкротом) послужило основанием для обращения компании в арбитражный суд с заявлением о включении требования в реестр требований кредиторов.

Представитель должника в судебном заседании требования кредитора отклонил, пояснив, что окончательным арбитражным решением Международного коммерческого арбитражного суда от 16 июня 2017 года требования кредитора частично удовлетворены, и указав на одновременное обжалование данного решения обеими сторонами. В связи с этим он ходатайствовал о приостановлении производства по делу до рассмотрения спора об оспаривании вышеназванного решения. Один из кредиторов возражал против требования компании, ссылаясь на то, что решение Международного коммерческого арбитражного суда, положенное в основу требования кредитора, нарушает требования публичности и ущемляет его права как кредитора, и просил оценить договор о намерениях от 24 ноября 2014 года с точки зрения российского законодательства.

Суды первой и второй инстанций не признали решение МКАС, указав на то, что оно противоречит публичному порядку Российской Федерации, в соответствии с законом «О несостоятельности (банкротстве)». Ссылаясь на п. 10 Обзора судебной практики Верховного суда Российской Федерации № 1 (2016), утвержденного президиумом Верховного суда РФ 13 апреля 2016 года, суды при рассмотрении заявления о признании и приведении в исполнение решения третейского суда, вынесенного против лица, в отношении которого на момент рассмотрения заявления было возбуждено дело о банкротстве, исследовали вопрос о том, не влечет ли признание решения третейского суда вне рамок конкурсного производства необоснованное удовлетворение требований одного из кредиторов и нарушение прав и законных интересов других кредиторов.

При рассмотрении требований суды исходили из применения к спорным правоотношениям российского законодательства, а не английского права, которому был подчинен договор о заверениях. Избрание сторонами английского права при наличии соответствующих норм в законодательстве Российской Федерации суды сочли необоснованным и пришли к выводу о том, что условия договора о заверениях, в соответствии с которыми финансовые потери компании как акционера покупателя акций являются финансовыми потерями самого общества, противоречат российскому гражданскому законодательству. Неустранимые противоречия нормам российского законодательства исключают возможность предъявления требования о возмещении должником имущественных потерь.

Согласно упомянутому Обзору судебной практики ВС РФ № 1 (2016), доказывая нелегитимность решения третейского суда, конкурсному кредитору достаточно представить суду доказательства prima facie,подтвердив существенность сомнений в наличии долга, что им и было сделано, по мнению судов первой и второй инстанции. Таким образом, по мнению судов, удовлетворение требований Eurocement Holding AG необоснованно, поскольку договор о заверениях, естественный для английского права, на территории Российской Федерации является искусственной конструкцией, созданной в целях перекладывания рисков Eurocement Holding AG на продавцов акций, и противоречит российскому законодательству. На основании такой оценки суды отказали в удовлетворении требований кредитора полностью, а не только в части, затронутой решением МКАС. 

В обосновании кассационной жалобы заявитель, компания Eurocement Holding AG, указала, что в договоре о заверениях предусмотрено применение к правам и обязанностям сторон английского права. При этом только действие императивных норм законодательства Российской Федерации может повлечь отказ от применения избранного сторонами иностранного права. По мнению заявителя, суды не приняли мер для установления содержания норм иностранного права и не возложили такую обязанность на стороны. Вывод судов о том, что договор о заверениях ограничивает ответственность компании, является необоснованным, поскольку требование кредитора связано не с размером ответственности сторон, а с изменением цены акций в соответствии с условиями договора о заверениях и непосредственно договора о купле-продаже акций от 22 ноября 2014 года. Возможность изменения цены после заключения договора в случаях и на условиях, предусмотренных договором, прямо допускается российским законодательством. Таким образом, договор купли-продажи акций является договором в пользу третьего лица, компании Eurocement Holding AG. 

Кассационная инстанция отменила решения судов первой и апелляционной инстанций, указав на необоснованное игнорирование судами нормы ГК о свободе выбора применимого права и невыполнение обязанности по установлению содержания норм иностранного права, а также на неверное толкование договора о заверениях с точки зрения российского законодательства. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 

Таким образом, решение МКАС судами первой и второй инстанций было расценено как противоречащее публичному порядку Российской Федерации независимо от вопроса исполнимости арбитражного соглашения, заключенного в данном случае до 1 февраля 2017 года, то есть согласно подп. 2 п. 4 ст. 239 АПК, а не подп. 1 п. 4 ст. 239 АПК. 

 

Banwell International Limited vs ОАО«Росшельф»

Дело № А40-117331/18 о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения по заявлению компании Banwell International Limited в отношении ОАО «Росшельф» рассматривалось в суде первой инстанции в Арбитражном суде г. Москвы в составе судьи Авагимяна А. Г. единолично при участии представителя заявителя (компании Banwell International Limited) Лапшина А. С.

Компания Banwell International Limited обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании и приведении в исполнение на территории Российской Федерации решения Лондонского международного третейского суда от 5 апреля 2018 года, согласно которому истец, компания Banwell, имела право обратить взыскание на свое обеспечение акциями в соответствии с соглашением о залоге акций от 24 апреля 2008 года. Ответчик (ОАО «Росшельф») должен был выплатить истцу (Banwell) сумму возмещения расходов на арбитражное разбирательство. Вступившее в силу решение суда не было исполнено должником. 

Суд первой инстанции, рассмотрев возможные основания для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения в соответствии с Конвенцией ООН 1958 года, включая неарбитрабельность спора по законам страны признания и приведения в исполнение, а также противоречие признания и приведения в исполнение решения ее публичному порядку, не усмотрел оснований для отказа и удовлетворил заявление Banwell.

Таким образом, арбитражные соглашения по корпоративным спорам, заключенные до 1 февраля 2017 года, в целях снижения рисков возникновения параллельных процессов или рассмотрения спора исключительно государственным арбитражным судом должны быть заключены заново или обновлены. Что касается отказа в признании и приведении в исполнение арбитражных решений, как внутренних, так и международных, в судебной практике неисполнимость арбитражной оговорки по уже вынесенному решению не рассматривается в качестве неарбитрабельности предмета спора, так что отмена происходит по другим основаниям.

Александра Комарицкая