by the Arbitration Association
EN

Российская медиация

Июль 31, 2019

Медиация как способ альтернативного разрешения споров

С каждым годом медиация завоевывает все более прочные позиции в России в разных сферах работы с конфликтом. Рост популярности медиации и доверия к ней определяется прежде всего ее преимуществами по сравнению с другими подходами и методами управления конфликтами. Существует множество определений медиации, тем не менее почти во всех выделяются три основные составляющие:

медиация как процедура для разрешения конфликтов, отраженная в Федеральном законе № 193;
медиация как переговорный процесс между сторонами;
медиация как метод работы с конфликтом при участии медиатора – нейтрального и беспристрастного лица.
Таким образом, медиацию можно определить как способ разрешения конфликтов и проблем с помощью переговоров между сторонами с участием нейтрального посредника. Медиация является гибкой, неформальной процедурой, ориентированной прежде всего на неюридические аспекты конфликта, но не противоречащей закону.

Нередко можно услышать мнение, что медиация имеет скорее психологическую природу и приемлема только в семейной, бытовой, межличностной и других сферах, где человеческие отношения являются доминирующей составляющей конфликтов. Однако мировая и отечественная практика свидетельствует о другом. В частности, и коммерческие споры, и ситуации, где между сторонами нет длительной истории отношений и не предполагается их продолжение, также оказываются областью приложения медиативной технологии. Даже когда предмет спора может быть урегулирован юридически, медиация часто позволяет сторонам прийти к более выгодному для них решению.

Развитие медиации

История практической медиации в России насчитывает почти 30 лет, и началась она с деятельности петербургских медиаторов. В 1990-х годах они уже активно работали, в том числе участвовали в разрешении конфликтов при акционировании ряда предприятий. Достижение договоренностей, удовлетворяющих и сотрудников, и администрацию, позволило этим предприятиям избежать развала, сохранить рабочие места и не допустить жестких способов раздела имущества. С 2008 года при поддержке судебного департамента началась регулярная практика медиации в судах Санкт-Петербурга.

Но широкое распространение медиация получила в стране позже, после принятия Федерального закона от 27 июля 2010 года № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» – кстати, процесс распространения медиации во многих европейских странах начался примерно в то же время. Закон привел к оживлению медиационной практики в различных сферах. Сейчас во многих регионах России медиаторы активно работают как в судах, так и во внесудебных инстанциях. Успешно рассматриваются случаи раздела имущества и опеки над детьми при разводе, соседские, трудовые конфликты, проблемы при разделе наследства, внутрикорпоративные и межкорпоративные споры, конфликты в образовательной сфере (прежде всего в школах) и многие другие.

Медиаторы работают в различных организациях или имеют частную практику. Как правило, медиация является лишь одним из видов их деятельности, однако все чаще встречаются случаи, когда медиация становится основной профессиональной деятельностью специалистов. В настоящее время в интернете можно найти около 500 организаций, которые зарегистрированы как занимающиеся медиацией. Они распространены по всей России, за исключением нескольких регионов1. Меньше всего медиация представлена на Дальнем Востоке.

Принципы медиации

Преимущества медиации, ее высокая эффективность в заключении и соблюдении соглашений между сторонами основываются на ее базовых принципах. Разные авторы формулируют их обобщенно или дифференцированно, количество принципов варьируется от трех до двенадцати. В нашей стране вслед за петербургской школой принято выделять четыре базовых принципа медиации: нейтральность, добровольность, конфиденциальность, равенство.

Самый первый и фундаментальный принцип медиации, вынесенный в ее определение, – нейтральность, беспристрастность медиатора. Именно нейтральность дает медиатору возможность сохранять широкое видение проблемы и помогать сторонам творчески подходить к ее решению. Нейтральность позволяет медиатору не поддаваться эмоциональным искажениям восприятия и мышления, противостоять эмоциональным выпадам и манипуляциям сторон, эффективно руководить процессом переговоров между спорящими сторонами.

Нередко нейтральность трактуется узко – как чисто техническая (материальная или другая зависимость, заведомая заинтересованность в определенном исходе конфликта и пр.) или эмоциональная категория, имеющая отношение лишь к взаимоотношениям медиатора и сторон. Однако не менее важной является содержательная нейтральность медиатора, невмешательство в существо спора, умение воздержаться от советов, рекомендаций, продавливания решения, которое самому медиатору кажется наилучшим. Эффективность медиации выше, если у сторон есть уверенность в беспристрастности медиатора, это укрепляет их доверие к процедуре в целом.

Добровольность как принцип медиации не ограничивается добровольностью прихода сторон для участия в процедуре медиации и возможностью ее прекращения по инициативе любого из участников. Во многих странах существует обязательная медиация, что, на первый взгляд, противоречит требованию отсутствия принуждения к участию в медиации. Однако это противоречие лишь кажущееся: стороны там обязаны попробовать медиацию, но не обязаны ограничиваться ею, они могут в любое время вернуться к судебному или иному способу разрешения спора. Гораздо более важным аспектом добровольности является то, что в медиации все происходит с согласия сторон, по договоренности с ними. Ни один из пунктов соглашения не может быть навязан медиатором, принят под давлением, без полноценной проверки его желательности, реалистичности и одинакового понимания сторонами.

Принцип равенства сторон подразумевает, что медиатор обязан обеспечить всем участникам равные возможности для высказывания своей точки зрения, мотивов, позиции, отстаивания своих интересов, выдвижения и обсуждения предложений и участия в формулирования финального медиационного соглашения. Таким образом, все эти основы ведения медиации тесно связаны и являются гарантами действительно эффективного процесса достижения сторонами взаимовыгодного соглашения.

Семейная медиация

Сфера применения медиации все больше расширяется; например, в последние годы она распространилась и на медицину. На сегодняшний день в России наиболее популярна семейная медиация, прежде всего медиация при разводе. Причины такого положения понятны: разводные дела часто очень затяжные, эмоционально тяжелые, не особенно выгодные для юристов. Как писал Лев Толстой, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему, и никакое законодательство не может предусмотреть все нюансы семейной драмы.

Для большинства людей (в том числе и судей) очевидно, например, что «поделить» детей, договориться о взаимодействии родителей после расторжения брака чисто юридически вряд ли возможно. Судебное решение не гарантирует отцу и его родственникам реальной возможности видеться с ребенком, если мать (а в нашей стране детей, как правило, оставляют матери) этого не хочет. Попытки исправить ситуацию с участием судебного пристава тоже вряд ли принесут радость участникам встречи. Супруги решают свои эмоциональные и прочие проблемы за счет ребенка, часто искренне считая, что все это для его блага.

В России очень сложно решается и вопрос об алиментах. Даже если супруг весьма обеспеченный человек, его официальные доходы часто мизерны. В моей практике немало случаев, когда по договоренности супруг был готов платить на ребенка 75–150 тыс. руб. в месяц, но супруга была не согласна. Типичное объяснение, звучащее в разговоре с медиатором: «Вы не представляете, сколько у него денег!» Ее, конечно, можно понять, но в результате по судебному решению бывшая жена получает 8–10 тыс. ежемесячно, и война разгорается с новой силой. Супруг в таких случаях обычно заявляет: «Она у меня ни копейки не получит, я готов обеспечивать только ребенка». Для медиации здесь большое поле деятельности.

Нередко у супругов есть дом, построенный с учетом всех потребностей членов семьи. Делить его крайне сложно, так как у бывших мужа и жены разные взгляды на вклад каждого из них в материальное благополучие. Аналогично складывается ситуация при разделе наследства. В современных условиях у супругов нередко есть и совместный бизнес – и это может стать дорожкой в бизнес-медиацию в арбитражном суде.

Медиация в предпринимательской сфере

Во многих странах мира медиация уже широко применяется в коммерческих спорах, однако в российской практике есть немало факторов как способствующих, так и препятствующих развитию института медиации в арбитражном суде. Здесь важно получить более существенную поддержку государства и усовершенствовать закон о медиации. Об этом говорят с момента выхода закона: существуют дискуссионные проекты введения обязательной медиации, рассматривается идея внедрения примирительных процедур в суде. Планируется корректировка ряда положений существующего закона о медиации в плане снятия ряда ограничений – например, будет разрешено применять медиацию в коллективных трудовых спорах и др.

В последние десятилетия большинство бизнес-конфликтов переходит в плоскость судебных споров, количество которых в стране многократно возросло. Типичными причинами судебных споров в бизнесе являются изначальное отсутствие или нечеткость контрактов; их разное понимание сторонами; нечеткие или нереалистичные критерии оценки результатов договора; стандартная форма договоров, не учитывающая нюансов реальной ситуации. Кроме того, могут быть противоречия, существовавшие между партнерами и не разрешенные до заключения сделки; ощущение несправедливости при распределении рисков; разнообразные личностные и ситуативные факторы, провоцирующие постконфликт, и т.д. Повышенная конфликтность предпринимательской деятельности и связанная с ней необходимость постоянного расхода ресурсов действует против самого бизнеса.

Судебное разбирательство, несомненно, лучше, чем криминальные способы решения вопросов. Но и юридический язык несовершенен – иногда он не соответствует не только языку психологическому, языку взаимоотношений, но и экономическому и не снимает большинство противоречий. Результатом становятся апелляционные, кассационные и другие жалобы сторон. Конфликт не разрешается, а скорее обостряется в результате судебного разбирательства, даже если решение судьи кладет спору конец. Например, формальные выплаты по возмещению задолженности в минимально требуемом по закону размере, растягиваясь на долгие годы, становятся экономически бессмысленными.

Количество исков в арбитражном суде нередко возрастает с каждым слушанием, а сфера конфликта в ходе судебного процесса непомерно расширяется. Исполнение решения не гарантировано даже при помощи службы судебных приставов. Сложности с реализацией судебного решения есть во всех странах, в России истцы сталкиваются с этой проблемой очень часто. Например, банкротство и перерегистрация фирм-должников нередко позволяют им уходить от материальной ответственности.

Таким образом, медиация дает бизнесу новые возможности. Партнеры могут провести эффективные коммерческие переговоры с помощью беспристрастного специалиста вместо формального процесса и абстрактного юридического решения. Как профилактика будущих осложнений хорошо зарекомендовало себя участие медиатора при заключении соглашений. На сегодняшний день эта практика – контрактная медиация – особенно распространена в международных отношениях российских бизнесменов, тем более что зарубежные деловые партнеры имеют больше доверия к процедуре медиации.

Для наших бизнесменов немаловажно, что медиация обеспечивает сторонам конфиденциальность рассмотрения вопроса, решения в процессе принимаются самими сторонами, что способствует созданию атмосферы безопасности и доверия в переговорах. В процедуре предусмотрены индивидуальные беседы медиатора с каждым из участников в случае необходимости, и они обеспечиваются двойной конфиденциальностью. У сторон есть возможность контролировать процесс и результат медиации – в отличие от непредсказуемого судебного решения.

Неформальная процедура медиации дает сторонам возможность свободно высказаться, выразить свое мнение, чего они не могут сделать в суде. У медиатора есть время и возможность подробно выяснить интересы сторон, более того – помочь понять их. В обсуждение включаются важные неюридические и нематериальные аспекты, так как предмет иска не покрывает всю сложность проблем между предпринимателями. Стороны могут посмотреть на проблему шире, увидеть дополнительные ресурсы и за счет этого найти выход из кажущегося тупика.

Как правило, результатом медиации является улучшение отношений между сторонами и сохранение деловой репутации. В случае разрыва отношения оказываются законченными, то есть снимается риск мести сторон друг другу. Поскольку партнеры самостоятельно заключают соглашение, которое считают выгодным для себя, это становится залогом его выполнения, и юридическое закрепление лишь поддерживает результат, а не является доминирующим фактором.

Цели и задачи медиации

Достижение соглашения между сторонами не единственный показатель успешности медиации. Медиатор может ставить перед собой различные цели:

достижение соглашения по прекращению конкретного спора (например, отзыв иска, заключение мирового соглашения);

урегулирование конфликта хотя бы на уровне позиций;

разрешение конфликта на уровне лежащих в его основе интересов сторон;

трансформация видения сторонами существующего конфликта;

трансформация взаимоотношений между сторонами;

улучшение понимания проблемы и ее причин, повышение объективности и реалистичности сторон в восприятии и оценке происходящего;

придание сторонам уверенности в их возможности разрешить проблему и признание права друг друга на собственное мнение, переориентация сторон на совместную борьбу с проблемой.

В нашей практике было немало случаев, когда стороны, не договорившиеся во время медиации, на следующий день приходили к мировому соглашению в суде в результате осмысления того, что происходило во время работы с участием медиатора. Более широкое видение целей и задач медиатором способствует трансформации установок, коммуникативных привычек, повышению ответственности, что обеспечивает профилактику конфликтов и дает сторонам возможность конструктивно справляться с будущими разногласиями.

В разных школах медиации делается акцент на тех или иных показателях результативности. Одни медиаторы отдают предпочтение юридическим нормам оценки и толкования происходящего, а другие работают прежде всего с субъективными параметрами ситуации, признавая право человека иметь собственное мнение, поскольку без внимания к этим аспектам решить вопрос невозможно. При этом принимается, что соглашение не может противоречить существующему законодательству.

Как показывают проведенные нами исследования, нет жесткой связи между сферой применения медиации и ее предпочтительным стилем. В то же время существует тенденция к использованию определенных форм работы со сторонами в зависимости от длительности и значимости отношений между ними и других аспектов конфликта. Но медиация полна неожиданностей. Бывает, что в бизнес-случае, который выглядит сугубо рациональным и коммерчески ориентированным, могут выявиться не просто эмоциональные аспекты, но и семейные отношения участников. Например, в конце дня напряженной борьбы за раздел бизнеса медиатор обнаружил, что его стороны – супруги, просто с разными фамилиями. И умолчали они об этом совершенно не случайно. Новая информация радикально изменила дело и методы и показала, почему усилия медиатора до сих пор не увенчались успехом. То, что стороны посвятили медиатора в свою тайну, свидетельствовало о том, что они наконец решили начать договариваться по-настоящему.

Виды медиации сегодня

Современная российская медиация многолика и неоднородна. По количеству медиаторов можно выделить медиацию с участием одного посредника и комедиацию – процедуру с участием двух и более посредников. По количеству сторон медиация может быть двусторонней и многосторонней. Две стороны плюс медиатор – минимальный набор участников медиации. Усложнение при увеличении количества сторон происходит не в арифметической и даже нередко не в геометрической прогрессии, а по экспоненте. Возникает необходимость предварительной работы со сторонами и подгруппами сторон, учета сложных системных отношений и пр.

По отношению к суду с точки зрения этапа рассмотрения дела медиация делится на досудебную, предпринимаемую в ходе судебного рассмотрения и послесудебную. Вмешательство медиатора на ранних стадиях позволяет решить вопросы на благоприятном фоне до получения сторонами негативного опыта судебного противостояния. Часто именно обращение в суд становится убедительным аргументом и поводом для обращения к медиатору. В то же время работа с обострившимися в результате судебных баталий случаями затруднительна из-за формирования у сторон образа врага и большого количества взаимных обид по поводу враждебных слов и действий.

Медиация в судебных случаях является принципиально важным ресурсом ее распространения и развития. Количество судебных споров очень велико и растет с каждым годом, суды перегружены, сроки рассмотрения дел часто противоречат экономическим и другим интересам сторон, судебное решение нередко является неокончательным или не исполняется. Наличие ниши для развития медиации очевидно, хотя есть много причин, затрудняющих или замедляющих это развитие. В мировой практике медиация в суде является одним из наиболее распространенных способов разрешения не просто споров, но конфликтов, порождающих и подпитывающих противостояние и лежащих на более глубоком уровне взаимодействия сторон.

Как показывает практика, в том числе в нашей стране, благоприятный опыт применения медиации в судах способствует распространению информации о такой возможности разрешения конфликтов, росту доверия к ней в обществе и правовом сообществе и расширяет ее использование в других областях человеческого взаимодействия.

В России существует очная медиация (традиционная или челночная), очно-заочная с аудиовизуальным контактом (например, в режиме интернет-конференций по скайпу), аудиомедиация, а также медиация по переписке – по электронной почте, без визуального контакта. Учитывая размеры страны, такие формы работы медиатора весьма перспективны.

На сегодняшний день медиация может проводиться по инициативе одной или обеих сторон, по неузаконенному направлению (например, руководства или судьи), по рекомендации знакомых и пр.; обязательной медиации нет. Несомненно, настоятельно рекомендованная или облигаторная медиация может поначалу вызвать сопротивление сторон, намерение формально «отметиться» в медиации, которое медиатору придется преодолевать. С другой стороны, рекомендация судьи или другого авторитетного лица может быть эффективным мотиватором сторон, а иногда попросту источником информации. Кроме того, внешнее направление не дает стороне, первой обратившейся за помощью к медиатору, ощутить себя более слабой, униженной.

Профессия медиатора

Медиация предъявляет очень высокие требования к личности медиатора, уровню его владения профессиональными навыками, умению оценить ситуацию и выбрать адекватные способы вмешательства. Медиатор должен владеть специфическим методическим инструментарием. Обучение медиации в России также чрезвычайно расширилось и активизировалось после 2010 года. В большинстве случаев базовый курс медиации соответствует 120-часовой программе. К сожалению, количество обученных медиаторов многократно превышает число практикующих. Это объясняется недостаточной развитостью рынка медиации, а иногда и недостаточно высоким уровнем подготовки.

Обучение медиации невозможно без отработки технологии с реальными клиентами. Ни хорошо поданная теория, ни упражнения и учебные медиации сами по себе не сформируют у начинающих медиаторов достаточный уровень квалификации и уверенности в себе. Медиационная практика пока не столь широка, чтобы обеспечить поле для совершенствования навыков, полученных студентами в ходе обучения медиации.

Одним из способов повышения уровня квалификации медиаторов является клиническая подготовка специалистов. Первая в стране клиника медиации, работающая с реальными клиентами, «Служба конфликтологического консультирования и медиации», была создана на базе кафедры конфликтологии Санкт-Петербургского государственного университета в 2010 году, и сегодня на ее счету более 800 рассмотренных случаев.

Мастерство медиатора предполагает умение определять медиабельность случая, гибко подстраиваться к нему, выбирать методический инструментарий и свободно владеть техническими возможностями разрешения конфликта между сторонами. Эти умения позволяют медиатору выстраивать реалистичные ожидания, максимизировать возможности медиации и минимизировать ее ограничения.

Медиация связана с работой с людьми, причем с конфликтующими, изначально не настроенными на взаимовыгодное решение проблемы. Конфликт проявляет не самые приятные особенности людей и накаляет атмосферу, что предъявляет повышенные требования к уровню мастерства специалиста. Усвоенные в ходе обучения знания медиатору приходится применять не в спокойной академической обстановке, а в условиях, приближенных к боевым, поэтому базовые навыки должны быть отшлифованы до автоматизма.

Среди профессионалов существуют разные точки зрения по поводу того, насколько глубоко медиатор должен разбираться в той сфере, о которой идет речь в споре сторон. Есть мнение, что технология медиации универсальна, а информацию предоставят стороны; отсутствие знаний поможет медиатору сохранить нейтральность, избежать предубеждений, директивности. В нашей стране более распространена позиция, что для медиатора важны базовые знания в определенной сфере. Их отсутствие не позволит задать необходимые вопросы, почувствовать нереалистичность формируемого соглашения, выявить опасности, манипуляции, завоевать доверие сторон.

Дискуссионным является также вопрос о необходимости узкой специализации медиатора для того, чтобы он мог стать высококлассным специалистом. Однако, на мой взгляд, многие сферы родственны. Например, опыт семейной медиации помогает в работе со школьными, производственными и другими спорами, медиаторы часто сочетают эти виды деятельности. Кроме того, узкая специализация может приводить к обеднению методического инструментария, формированию стереотипов, профессиональному выгоранию и т.д.

В нашей стране пока что актуален и вопрос оплаты работы медиатора, особенно в судебных случаях. В законе есть неясность с отнесением медиации к разряду услуг, она не является предпринимательской деятельностью. Из-за этого работа медиатора нередко квалифицируется как консультирование или другие формы помощи клиентам, что мешает распространению сведений о медиации. Эти вопросы предполагается решить в ближайшем будущем. Сейчас по форме оплаты медиация может быть платной; бесплатной для клиента, но с оплатой услуг медиатора из других источников; бесплатной, проводимой специалистом на добровольной основе. У бесплатной медиации есть много преимуществ, она широко распространена во многих странах. Однако такая форма не создает нужного для эффективной работы настроя у сторон, подрывает уважение к процедуре, способствует затягиванию сторонами времени. Кроме того, медиатору необходимо зарабатывать на жизнь.

Когда медиация применима, а когда нет?

Медиацией могут разрешаться любые споры, в которых стороны действительно хотят уладить свои разногласия. Любые гражданские споры между двумя или более людьми или группами пригодны для медиации. В криминальных случаях медиация, как правило, не используется, хотя в последнее время и это направление стало развиваться. При осложнениях в значимых долгосрочных отношениях, например внутри организации, с партнерами по бизнесу, не говоря уже о семейных вопросах, медиация бывает просто необходима.

Медиация быстрее и дешевле судебного разбирательства. Во многих странах пошлины в судах, особенно по коммерческим делам, значительны, и медиация дает существенную экономию уже на этой стадии. В России стоимость судебного разбирательства не столь высока, однако стороны несут значимые затраты на оплату адвокатов. Сейчас в Верховном суде рассматривается проект снижения судебных издержек для сторон, прибегающих к медиации, подобно тому, как это происходит во многих странах, в том числе на постсоветском пространстве.

Экономическая выгода медиации становится особенно заметной, если оценить непрямые расходы, которые стороны неизбежно несут в процессе судебного рассмотрения. Помимо прямых судебных издержек, к которым можно отнести оплату услуг юристов и экспертов, необходимо учесть и другие потери, которые почти так же легко пересчитать в денежном эквиваленте.

Среди них – затраты личного рабочего времени и времени сотрудников на подготовку к суду, утрата возможности полноценного ведения бизнеса из-за потери концентрации и внимания к работе, а также из-за технических и других причин, связанных с существующим спором (например, арест имущества). Обесценивание активов в результате судебного решения, потери процентной прибыли из-за задержки платежей, транспортные и другие операционные расходы, имиджевые потери за счет огласки в деловых кругах и прессе, ограничение свободы действий и контроля над ситуацией, обвинения после суда – все это можно оценить с экономической точки зрения. Личные психологические проблемы из-за переживания стресса и неопределенности самими бизнесменами, их семьями, коллегами, невозможность жить нормальной жизнью в течение судебного процесса также стоят очень дорого и в прямом, и в переносном смысле. Все эти проблемы не снимаются решением суда, но вполне доступны для медиативной договоренности.

Иногда медиация противопоказана, поскольку важно создать прецедент. Порой истинная вторая сторона недостижима, а ее представитель не обладает должными полномочиями. Можно перечислить еще много ситуаций и причин, по которым судебное или административное разбирательство окажется предпочтительнее медиации. Однако случаев, когда именно медиация может уберечь стороны от драматических последствий эскалации конфликта, сохранить и улучшить отношения между ними и решить мешающую им проблему, гораздо больше.

Заключение

Новизна медиации в России приводит к нестабильности представлений о ней, ее роли в обществе, возможностях и прочих аспектах ее становления и развития. В нашей стране это связано в том числе с необходимостью адаптации западных образцов технологии к специфическим условиям российской действительности – такая адаптация длится уже третье десятилетие.

Для российского менталитета характерна склонность к крайностям, высокая значимость связей и отношений. Удивительно, что современная медиация пришла к нам с Запада: для нашей культуры она вполне органична. Существующий опыт отечественной практики медиации показывает, что, несмотря на все объективные и субъективные сложности, она применима, полезна и может быть востребована в разных сферах жизни.


Е. Н. Иванова, к. п. н.,

доцент кафедры конфликтологии и руководитель службы консультирования и медиации СПбГУ,

медиатор Торгово-промышленной палаты Санкт-Петербурга



1 В это число не включена школьная медиация, которая формально в виде комнат примирения и медиации должна присутствовать во всех школах. Реально работающих школьных служб медиации гораздо меньше, но уже сейчас их не менее тысячи.