by the Arbitration Association
EN

Изменения правил арбитражного института и решение состава арбитража об отсутствии у него компетенции не являются вновь открывшимися обстоятельствами

Июнь 17, 2019

Номер дела в государственном суде: А40-23040/16-15-203.

Стороны спора:

Общество с ограниченной ответственностью «ПАРАВАН-2000» – заявитель в государственном суде, истец в третейском суде;

Акционерное общество «Конвест» – заинтересованное лицо в государственном суде, ответчик в третейском суде.

Разрешавший спор третейский суд:

МКАС при ТПП РФ.

Представители сторон в третейском суде:

Н/д.

Арбитры:

Н/д.

Представители сторон в государственном суде:

ООО «ПАРАВАН-2000»: А. В. Филипцов.

АО «КОНВЕСТ»: А. В. Шаронов.

Судьи, вынесшие решение в государственном суде:

Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам в суде первой инстанции: М. А. Ведерников.

Суд кассационной инстанции: Л. А. Тутубалина (председательствующий судья), А. А. Кочеткова, А. Л. Новоселова.


Арбитражным судом города Москвы было рассмотрено дело № А40-23040/16-15-203 о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам определения об оставлении иска без рассмотрения в связи с наличием арбитражного соглашения. МКАС вынес постановление об отсутствии своей компетенции. В качестве новых обстоятельств истец указывал неисполнимость арбитражной оговорки из-за отсутствия компетенции у МКАС. Судом в пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам было отказано[1].

На наш взгляд, анализ данного судебного решения интересен тем, что в нем подчеркивается важность следующих обстоятельств:

– истец должен правильно определить последовательность обращения в третейский суд и государственный суд;

– в случае если истец неверно определит последовательность действий, он несет риск пропуска срока исковой давности.

Ниже обстоятельства дела и выводы суда изложены более детально.

ООО «ПАРАВАН-2000», осуществляющее монтаж и техническое обслуживание электросистем (истец), и АО «Конвест», занимающееся строительством жилых и нежилых зданий (ответчик), в 2011 году заключили договор субподряда. Согласно одному из пунктов договора в случае разногласий споры подлежат урегулированию в соответствии с арбитражной оговоркой о рассмотрении споров в МКАС при ТПП РФ. 

Истец обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском, который был оставлен без рассмотрения на основании п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК в связи с наличием в договоре арбитражной оговорки. 

После принятия определения об оставлении искового заявления без рассмотрения истец обратился в МКАС при ТПП РФ с требованиями, аналогичными тем, которые были заявлены в иске в Арбитражный суд города Москвы. В заседании обе стороны (и истец, и ответчик) заявили об отсутствии компетенции арбитражного учреждения. 

МКАС при ТПП РФ вынес постановление об отсутствии компетенции для рассмотрения заявленного спора. Решение об отсутствии компетенции было принято в связи с тем, что на момент составления арбитражной оговорки в 2011 году споры без иностранного элемента (каковым являлся спор между истцом и ответчиком) не могли передаваться на разрешение в МКАС при ТПП РФ.

Отметим, что по старому закону МКАС при ТПП РФ мог рассматривать только международные споры. Возможность рассмотрения МКАС внутренних споров появилась лишь после арбитражной реформы 2016 года и принятия Правил разрешения внутренних споров. 

Получив постановление МКАС при ТПП РФ об отсутствии компетенции арбитражного учреждения для рассмотрения спора, истец подал заявление о пересмотре определения об оставлении искового заявления без рассмотрения в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. При новом рассмотрении истец указывал на неисполнимость арбитражной оговорки в связи с неподведомственностью спора МКАС при ТПП РФ, так как стороны спора не соответствовали требованиям регламента данного арбитражного учреждения и п. 2 ст. 1 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 года № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже», п. 2 Положения о МКАС в редакции, существовавшей на момент заключения арбитражного соглашения. Судом первой и апелляционной инстанций определение об оставлении иска без рассмотрения было отменено.

После вступления в силу решения Арбитражного суда города Москвы об отмене определения об оставлении иска без рассмотрения в связи с наличием арбитражной оговорки судом было рассмотрено первоначальное исковое заявление с требованиями о взыскании задолженности по договору субподряда в связи с ненадлежащим исполнением обязательств и понуждении изменить договор. Суды первой и апелляционной инстанций прекратили производство по делу в части требований о понуждении внести изменения в пункт договора, содержащий арбитражную оговорку. При этом суд фактически самостоятельно изменил арбитражную оговорку: она была устранена, а в качестве места рассмотрения споров был установлен Арбитражный суд города Москвы.

Арбитражным судом Московского округа были отменены судебные акты первой и апелляционной инстанций, а дело направлено на новое рассмотрение, поскольку обстоятельства, названные в заявлении вновь открывшимися, не обладают данным признаком, так как неизвестность о них заявителю на момент рассмотрения дела судом не доказана.

Арбитражный суд города Москвы, вновь рассматривая дело в первой инстанции, исследовал доводы, представленные истцом, и пришел к выводу о том, что, несмотря на вынесенное МКАС постановление об отсутствии компетенции, данное постановление не является вновь открывшимся обстоятельством с учетом разъяснений пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 года № 52. Суд посчитал, что обстоятельства могли быть известны заявителю и ранее, а ссылку на постановление МКАС суд квалифицировал в качестве представления новых доказательств. На момент подачи иска в арбитражный суд истцу было достоверно известно о наличии действующей арбитражной оговорки в договоре, в исковом заявлении истец указывал на неисполнимость арбитражной оговорки. 

Арбитражный суд Московского округа указал, что компетенция третейского суда находится исключительно в ведении самого третейского суда. На наш взгляд, суд справедливо акцентировал внимание на принципе, известном как «kompetenz-kompetenz», или «принцип компетенции компетенции». Определение об оставлении иска без рассмотрения свидетельствует о том, что на момент его вынесения у истца не было даже права на передачу спора в государственный арбитражный суд, а у арбитражного суда, при наличии возражений второй стороны, отсутствовали полномочия на рассмотрение иска.

Во избежание подобного рода ситуаций истец должен был обратиться с новым иском, а не подавать заявление об отмене судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. Доводы о том, что обращение в суд с иском после получения постановления третейского суда привело бы к пропуску срока исковой давности, не могли быть положены в основание отмены судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку, как указал АС МО, они «являются риском истца».

Итак, ход данного процесса примечателен тем, что в нем, во-первых, мы можем видеть, как арбитражный состав МКАС при ТПП РФ решил вопрос о применимости Регламента МКАС во времени. Важна редакция на момент заключения соглашения, а не на момент возникновения спора – нестандартное решение в свете существующей практики арбитражных институтов. Причем суд считает, что стороны должны были это предвидеть.

Во-вторых, вынесенное в итоге Арбитражным судом города Москвы решение – это еще одна реализация в правоприменительной практике существующей доктрины «компетенции компетенции», что не может не радовать, так как указанный основополагающий принцип далеко не всегда соблюдается государственными судами.

Антон Каминский, младший юрист адвокатского бюро «КИАП»


[1]Определение Арбитражного суда города Москвы от 18 февраля 2019 года по делу № А40-23040/2016.