by the Arbitration Association
EN

При перемене лиц в обязательстве арбитражное соглашение сохраняется

Сентябрь 26, 2019

Номер дела в государственном суде: A75-10690/2015.

Стороны спора:

Goodhill Development Limited (Республика Кипр) – заявитель в государственном суде, истец в арбитраже;

ПАО «Мостострой-11» (Россия) – заинтересованное лицо в государственном суде, ответчик в арбитраже.

Номер дела в арбитраже: ICAC № ru 08-09/2014.

Арбитраж:

Международный коммерческий арбитражный суд при Международном комитете защиты собственности (Республика Кипр).

Арбитр: 

К. Арутюнян. 

Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры отказался приводить в исполнение решение кипрского арбитража, напомнив сторонам о пределах действия арбитражного соглашения при перемене лиц в обязательстве. Его поддержали апелляционная и кассационная инстанции.

Как следует из материалов дела, в 2005 году между российскими компаниями ЗАО «АС С» и ПАО «Мостострой-11» был заключен договор о совместной деятельности, по условиям которого стороны объединяют свои усилия, материальные и прочие ресурсы и совместно действуют без образования юридического лица для достижения общей цели: проектирование, строительство и ввод в эксплуатацию офисного здания и многоэтажного жилого дома.

Стороны условились о том, что все споры по договору будут разрешаться путем переговоров, а в случае невозможности разрешить спор подобным образом он будет передан в Арбитражный суд Тюменской области. Возможность третейского разбирательства сторонами не рассматривалась, соответствующих соглашений не заключалось. В период с 2005 по 2012 год ПАО «Мостострой-11» не выполнило часть обязательств перед контрагентом, что привело к возникновению претензии со стороны ЗАО «АС С» к ПАО «Мостострой-11» на сумму 739 млн руб.

В дальнейшем между компаниями ЗАО «АС С» и Goodhill Development Limited, инкорпорированной на территории Республики Кипр, был заключен договор цессии, по которому ЗАО «АС С» передавало права требования к ПАО «Мостострой-11». Кипрская компания получила право требовать возмещения ущерба в размере 50% от суммы нанесенных убытков (упущенной выгоды) преднамеренным неисполнением договора о совместной деятельности со стороны ПАО «Мостострой-11» и обязанности ПАО «Мостострой-11» перечислить сумму в 739 млн руб. Однако между цедентом (из России) и цессионарием (с Кипра) была заключено арбитражное соглашение, по которому все споры из указанного договора цессии передаются в Международный коммерческий арбитражный суд при Международном комитете защиты собственности (Республика Кипр) или в суд общей юрисдикции Кипра в соответствии с их компетенцией.

Кипрская компания подала иск к должнику в кипрский арбитраж, который, в свою очередь, удовлетворил иск по возмещению ущерба в пользу истца, а также возложил на должника расходы на администрирование арбитражного дела в размере 64 тыс. евро. При этом по договору совместной деятельности между ЗАО «АС С» и ПАО «Мостострой-11» все споры должны были передаваться в Арбитражный суд Тюменской области.

Поскольку ответчик отказался добровольно исполнить решение арбитража, компания Goodhill Development Limited обратилась в российский арбитражный суд для признания и приведения в исполнение иностранного арбитражного решения. 

Арбитражный суд Ханты-Мансийского округа – Югры отказался приводить в исполнение данное решение, обосновав свою позицию тем, что у кипрского цессионария и российской компании-должника не было арбитражного соглашения, а соответственно, у кипрского арбитража не было компетенции рассматривать соответствующий спор. В этом суд поддержали все последующие инстанции. 

Аргументируя свою точку зрения, Арбитражный суд ХМАО сослался на постановление президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 года № 15887/091, в котором сказано, что право на защиту интересов конкретным способом и в конкретном суде, избранном первоначальными сторонами, переходит от первоначального кредитора к цессионарию. Соответственно, на должника не распространяется арбитражное соглашение между цедентом и цессионарием. Таким образом, соглашение сторон о рассмотрении споров в Арбитражном суде Тюменской области, содержащееся в договоре о совместной деятельности, сохраняет свою силу и для нового кредитора. 

Напомним, что в некоторых случаях, предусмотренных законодательством ряда стран, при перемене лиц в обязательствах арбитражная оговорка транслируется. В России это предусматривается п. 11 ст. 7 Федерального закона «О международном коммерческом арбитраже»2, где говорится, что при перемене лица в обязательстве, в отношении которого заключено арбитражное соглашение, арбитражное соглашение действует в отношении как первоначального, так и нового кредитора, а равно как первоначального, так и нового должника. Это возможно в силу договора, например цессии или перевода долга, или в силу закона, например при смене собственника арендованного помещения, когда арендодатель в договоре аренды меняется в силу закона, – в этом случае на нового собственника помещения также распространяется арбитражная оговорка в договоре аренды3.

Кирилл Коротков, студент Финансового университета при Правительстве РФ

1 Постановление президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 года № 15887/09. URL: http://arbitr.ru/bras.net/f.aspx?id_casedoc=1_1_57b5e864-e27e-4052-bffe-69d019997d6c

2 Закон от 7 июля 1993 года № 5338-I «О международном коммерческом арбитраже». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_2303/
3 Научно-практический постатейный комментарий к законодательству о третейских судах / А. С. Антонов и др.; под общ. ред. В. В. Хвалея, отв. ред. А. В. Грищенкова. – М.: РАА, 2017.