by the Arbitration Association
EN

Связь со стратегическим предприятием – иммунитет от исполнения арбитражного решения?

Июнь 24, 2019

Номер дела в государственном суде: А40-117331/2018. 

Стороны спора: 

Banwell International Limited – заявитель в государственном суде, истец в третейском суде;

АО «Росшельф» – заинтересованное лицо в государственном суде, ответчик в третейском суде;

ИФНС № 3 по г. Москве, Федеральная служба по финансовому мониторингу – третьи лица.

Разрешавший спор третейский суд: 

Лондонский международный третейский суд (LCIA).  

Представители сторон в третейском суде: 

Н/д. 

Арбитры:

Дж. Берн (председательствующий арбитр), О. Баглай, К. Бланшард.

Представители сторон в государственном суде: 

Banwell International Limited: М. Тугельбаев.

АО «РОСШЕЛЬФ»: н/д. 

Судья, вынесший определение об отказе в признании и приведении в исполнение: 

А. Г. Авагимян.

Суд кассационной инстанции: 

Н. Ю. Дунаева (председательствующий судья), С. В. Нечаев, Е. А. Петрова. 

Судья Верховного суда РФ: 

Н. В. Павлова.

23 апреля 2019 года Верховный суд РФ отказал в передаче в Судебную коллегию по экономическим спорам кассационной жалобы компании Banwell International Limited (далее – компания Banwell)[1]по делу № А40-117331/2018[2]. Верховный суд подтвердил позицию нижестоящих судов о том, что признание и приведение в исполнение иностранного арбитражного решения, которое вынесено в отношении дочернего общества стратегического предприятия и направлено на взыскание имущества дочернего общества стратегического предприятия, противоречит публичному порядку РФ.

Данное дело касалось признания и приведения в исполнение арбитражного решения, вынесенного Лондонским международным третейским судом (LCIA) в апреле 2018 года в пользу компании Banwell по иску к АО «Росшельф»[3]

В своем решении LCIA подтвердил право компании Banwell обратить взыскание на обеспечение акциями АО «Судостроительный завод “Лотос”» по соглашению о залоге акций, а также обязал АО «Росшельф» возместить расходы на проведение арбитражного разбирательства в размере 38 339,39 фунта стерлингов. 

Суд первой инстанции удовлетворил требование компании Banwell о приведении в исполнение арбитражного решения[4]. Однако ФАС МО отменил решение суда первой инстанции и отправил его на новое рассмотрение[5].

Ранее в российской судебной практике уже были случаи, когда суды объясняли отказ в признании и приведении в исполнение решения среди прочего наличием у стороны спора статуса стратегического предприятия[6]. Тем не менее впоследствии российские суды отошли от этой позиции. Так, компании MacDonald, Dettwiler and Associates удалось признать и привести в исполнение решение Международной торговой палаты по спору о взыскании задолженности с ФГУП Ордена Трудового Красного Знамени НИИ радио, которое является стратегическим[7]

Однако дело № А40-117331/2018 отличается от упомянутых, поскольку сторона спора – АО «Росшельф» – не обладает статусом стратегического предприятия, а сам спор имеет корпоративную природу.

При новом рассмотрении дела Арбитражный суд г. Москвы отказал в признании и приведении в исполнение арбитражного решения на основе п. «b» ч. 2 ст. V Нью-Йоркской конвенции 1958 года и п. 2 ч. 4 ст. 239 АПК РФ (противоречие признания и приведения в исполнение решения публичному порядку РФ). 

По мнению суда, противоречие публичному порядку РФ выражается в двух обстоятельствах: 

̶        конечным бенефициаром АО «Росшельф» является Российская Федерация. АО «Росшельф» входит в состав холдинга «Объединенная судостроительная корпорация» (АО «ОСК»). При этом АО «ОСК» является стратегическим предприятием, акциями которого владеет Российская Федерация[8];

̶        согласно арбитражному решению предметом взыскания являются акции АО «ССЗ “Лотос”», которое также входит в АО «ОСК». Следовательно, конечным бенефициаром АО «ССЗ “Лотос”» является Российская Федерация. Суд заключил, что исполнение арбитражного решения приведет к выводу денежных средств на счета иностранных компаний, что может нанести ущерб федеральному бюджету. 

Далее суд указал правовое обоснование вывода о невозможности признания и приведения в исполнение арбитражного решения по мотивам публичного порядка. Публичный порядок РФ составляют фундаментальные правовые начала (принципы), которые обладают высшей императивностью, универсальностью, особой общественной и публичной значимостью, составляют основу построения экономической, политической, правовой системы государства[9]. Далее суд констатировал, что в состав публичного порядка РФ входят положения Конституции РФ, а также основные начала гражданского законодательства. 

В подтверждение своей позиции суд сослался на следующие нормы законодательства: 

̶        основные начала гражданского законодательства, закрепленные в ст. 1 ГК РФ (равенство участников гражданских правоотношений, свободы договора и т.д.);

̶        запрет на совершение действий в обход закона с противоправной целью, установленный в ч. 1 ст. 10 ГК РФ (один из пределов осуществления гражданских прав);

̶        ч. 1 ст. 3 Налогового кодекса РФ, согласно которой каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы.

Однако суд не пояснил, в чем именно проявляется нарушение этих принципов при исполнении решения, вынесенного против дочернего общества стратегического предприятия. Можно лишь предположить, что в данном случае исполнение арбитражного решения приведет к нарушению налоговой обязанности в обход закона. Однако остается неясным, как обращение взыскания на акции российского общества и уплата арбитражных расходов могут привести к подобному результату. Тем не менее суд признал нарушение публичного порядка и отказал в приведении в исполнение иностранного арбитражного решения по делу № А40-117331/18.

Компания Banwell обжаловала определение арбитражного суда, ссылаясь на неправильное применение норм права и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В частности, компания указывала на неверное определение судом акционеров и бенефициаров АО «Росшельф». Однако Арбитражный суд Московского округа и Верховный суд РФ посчитали, что доводы компании направлены на переоценку обстоятельств, установленных судом первой инстанции, и оставили определение в силе[10]. Таким образом, суды признали, что приведение в исполнение арбитражного решения, в рамках которого взыскание обращается на имущество дочернего общества стратегического предприятия, противоречит публичному порядку, поскольку оно осуществляется в обход закона и может нанести ущерб Российской Федерации.

Анна Рязанова, стажер Baker McKenzie, Москва


[1]Компания зарегистрирована на Британских Виргинских островах. Предмет иска компании к АО «Росшельф» – обращение взыскания на заложенные акции. Требование компании было основано на соглашении о залоге акций от 2008 года. 

[2]Определение Верховного суда РФ от 23 апреля 2019 года № 305-ЭС18-20885 по делу № А40-117331/18.

[3]По данным ЕГРЮЛ, 99,8% акций АО «Росшельф» владеет кипрская компания CNRG Investment Limited. АО «Росшельф» занимается консультированием по вопросам коммерческой деятельности и управления, а также строительством кораблей, судов и плавучих конструкций.

[4]Определение Арбитражного суда г. Москвы от 21 ноября 2018 года по делу № А40-117331/18.

[5]Постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 октября 2018 года по делу № А40-117331/18. 

[6]См. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17 февраля 2003 года по делу № А43-10716/02-27-10исп. По мнению суда, в данном деле выплата стратегическим предприятием «Красный Якорь» присужденных сумм могло привести к его банкротству, что негативно отразилось бы на социально-экономическом положении Нижнего Новгорода, Нижегородской области и Российской Федерации в целом.

[7]Определение Арбитражного суда г. Москвы от 11 сентября 2018 года по делу № А40-148306/2018. ФГУП Ордена Трудового Красного Знамени НИИ радио обжаловало данное определение, но в итоге дело завершилось заключением сторонами мирового соглашения, в котором содержалось условие о погашении задолженности. См. определение Арбитражного суда г. Москвы об утверждении мирового соглашения от 5 февраля 2019 года по делу № А40-148306/2018.

[8]Стратегическим предприятием является акционерное общество, акции которого находятся в федеральной собственности, а участие РФ в управлении этим обществом обеспечивает стратегические интересы, обороноспособность и безопасность государства, защиту нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан РФ. См. указ Президента РФ от 4 августа 2004 года № 1009 «Об утверждении Перечня стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ» (в ред. от 6 мая 2019 года)

[9]В данной части Арбитражный суд г. Москвы ссылался на п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 26 февраля 2013 года №156.

[10]Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 января 2019 года по делу № А40-117331/18.