by the Arbitration Association
EN

Вывод третейского суда об обязанности исполнять договор вопреки ограничениям на ввоз товаров противоречит публичному порядку

Февраль 6, 2019

Рассмотрев кассационную жалобу украинского общества на решение арбитражного суда Калининградской области, Арбитражный суд Северо-Западного округа в своем постановлении[1]отказал в приведении в исполнение решения третейского суда по иску ООО «Агропросперис» к российскому ЗАО «Содружество-Соя» на сумму около 9,5 млн долл. Государственный суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что норма ГК РФ о прекращении обязательства на основании акта органа государственной власти применительно к ограничению ввоза товаров является нормой непосредственного применения по смыслу п. 1 ст. 1192 ГК РФ. Исполнение решения третейского суда, нарушающего вышеупомянутое положение, противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Как было установлено судом, в марте 2014 года между российским акционерным обществом и правопредшественником украинского общества с ограниченной ответственностью был заключен контракт, по условиям которого последнее обязалось поставить ЗАО «Содружество-Соя» соевые бобы. В договор были включены условия, согласно которым он регулировался английским правом, а все возникшие из договора споры передавались на рассмотрение Арбитража и апелляции при Федерации ассоциаций торговли масличными культурами, семенами и жирами (ФОСФА).

31 июля 2014 года приказом Россельхознадзора были установлены временные ограничения на ввоз подкарантинной продукции из Украины, а с 1 августа 2014 года данные ограничения были распространены в том числе на соевые бобы. В тот же день «Содружество-Соя» направило контрагенту уведомление о введенных мерах, препятствующих исполнению контракта российским обществом. В сентябре того же года продавец по контракту уведомил «Содружество-Соя» о готовности партии товара к отгрузке. Впоследствии российское общество неоднократно направляло контрагенту уведомление о наличии обстоятельств, препятствующих исполнению контракта, а после, посчитав, что препятствия для ввоза товара имели место длительное время, – уведомление о расторжении договора.

Продавец счел досрочное расторжение контракта существенным нарушением его условий и потребовал от российского ЗАО оплаты убытков. Убытки не были возмещены покупателем, в связи с чем украинское общество обратилось в Арбитраж ФОСФА с иском к ЗАО «Содружество-Соя». По итогам рассмотрения спора с российского акционерного общества в пользу истца были взысканы убытки, проценты, а также расходы, связанные с проведением третейского разбирательства. Должник по решению Арбитража ФОСФА подал апелляцию на вынесенное решение. Апелляционная инстанция изменила размер подлежащей уплате ответчиком денежной суммы.

Поскольку решения третейского суда не были исполнены ЗАО «Содружество-Соя» добровольно, украинское общество обратилось в государственный суд с заявлением об их признании и приведении в исполнение. Судом первой инстанции в удовлетворении требований заявителя было отказано.

Принимая решение по делу в качестве суда кассационной инстанции, Арбитражный суд Северо-Западного округа пришел к выводу, что введение ограничения на ввоз товаров из Украины является не зависящим от воли ЗАО «Содружество-Соя» обстоятельством. При этом судом были применены положения ст. 417 ГК РФ о прекращении обязательства, ставшего невозможным в силу принятия акта государственным органом, которые являются сверхимперативными и подлежат применению вне зависимости от регулирующего договор права. При этом Арбитраж ФОСФА посчитал, что российское ЗАО было обязано принимать товар от продавца, несмотря на введенный государственными органами запрет. В своем постановлении суд кассационной инстанции признал вывод третейского суда противоречащим публичному порядку Российской Федерации.

При рассмотрении дела государственный суд не пересматривал решения третейского суда по существу, а ограничился проверкой соответствия вынесенных Арбитражем ФОСФА решений публичному порядку.


Валерия Пчелинцева 


[1]Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25 сентября 2018 года по делу № А21-4708/2018.