by the Arbitration Association
EN

Здания, осуществляющие консульские функции, пользуются юрисдикционным иммунитетом от исполнительных действий

Сентябрь 26, 2019

Номер дела в государственном суде: А40-67511/2017.

Стороны спора:

ПАО «Татнефть» им. В. Д. Шашина (Россия) – заявитель в государственном суде, истец в третейском суде;

Украина в лице Министерства юстиции – заинтересованное лицо в государственном суде, ответчик в третейском суде.

Разрешавший спор третейский суд:

Международный коммерческий арбитраж ad hoc в г. Париже, Франция (по Регламенту ЮНСИТРАЛ).

Представители сторон в третейском суде:

Н/д.

Арбитры:

Ф. О. Викунья, Ч. Н. Брауэр, М. Лалонд. 

Представители сторон в государственном суде:

ПАО «Татнефть» им. В. Д. Шашина: М. А. Акчурина, И. О. Братишкина, Э. Э. Сергеева. 

Украина в лице Министерства юстиции: М. А. Кульков. 

Судьи, вынесшие решение в государственном суде:

Первая инстанция (Арбитражный суд г. Москвы): О. Ю. Лежнева.

Кассационная инстанция: 

С. В. Нечаев (председательствующий судья), Н. Д. Денисова, Е. А. Петрова, Н. Ю. Дунаева (Арбитражный суд Московского округа);

Н. В. Павлова (Верховный суд РФ).

ПАО «Татнефть» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании и приведении в исполнение арбитражного решения, вынесенного в 2014 году международным коммерческим арбитражем ad hoc в Париже в рамках арбитражного разбирательства согласно Регламенту ЮНСИТРАЛ по иску к Украине (в государственном суде – в лице Министерства юстиции). 

Спор был передан на рассмотрение в арбитраж на основании арбитражного соглашения, содержащегося в ст. 9 Соглашения о защите инвестиций1. Взысканию подлежали компенсация за нарушение должником данного соглашения и проценты.

Основной вопрос, который встал перед государственным судом, – это наличие у иностранного государства судебного иммунитета в отношении рассматриваемого спора, поскольку в случае его наличия производство по делу должно быть прекращено2. Главным аргументом российской нефтяной компании об отсутствии такого иммунитета служило явное (в ее понимании) согласие Украины на осуществление судом РФ юрисдикции, выразившееся в заключении арбитражного соглашения.

Первая инстанция доводы «Татнефти» не поддержала. По мнению суда, из п. 2 Соглашения о защите инвестиций следует разрешение споров в компетентном суде или арбитраже страны, на территории которой осуществлялись инвестиции. Что же касается арбитражного соглашения, то в данном деле оно направлено не на споры, связанные с исполнением обязательств, а на признание и исполнение арбитражного решения. По этой причине суд не признал иностранное государство отказавшимся от юрисдикционного иммунитета3.

Отсутствие эффективной юрисдикции Арбитражного суда г. Москвы подтверждается также отсутствием имущества, на которое можно обратить взыскание4. Здания, сведения о которых передал в суд заявитель, пользуются дипломатическим иммунитетом в отношении исполнительных действий в силу Венской конвенции5, участниками которой являются Россия и Украина. Одно из указанных заявителем зданий является частью имущественного комплекса Посольства Украины в РФ, другое – Национального культурного центра Украины, осуществляющего консульские функции. Таким образом, на основании отсутствия юрисдикции на рассмотрение спора Арбитражный суд г. Москвы прекратил производство по этому делу.

Заявитель с данным решением не согласился и подал кассационную жалобу в Арбитражный суд Московского округа, ссылаясь на ошибочные выводы суда в вопросе юрисдикционного иммунитета Украины и неверное применение норм права. Кассация с позицией ПАО «Татнефть» согласилась, рассмотрев дело с позиции Нью-Йоркской конвенции6, участницами которой являются оба государства. Суд указал, что наличие юрисдикционного иммунитета не входит в перечень оснований для отказа в признании и приведении в исполнение арбитражного решения, указанных в ст. V Нью-Йоркской конвенции, а этот перечень является исчерпывающим. 

Также было отмечено расхождение выводов суда с фактическими обстоятельствами дела и неисследованность некоторых правовых вопросов, находящихся в компетенции первой инстанции. На основании этого предыдущий судебный акт был отменен, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции с указанием необходимости оценки всех имеющихся доказательств и внимания к обстоятельствам дела.

В процессе повторного разбирательства в суде первой инстанции был более углубленно рассмотрен вопрос правового режима имущества Украины в Российской Федерации. Ссылаясь на факт сдачи в аренду нежилых помещений здания Культурного центра Украины в РФ, заявитель пытался опровергнуть наличие у ответчика юрисдикционного иммунитета. 

Судом данный довод принят не был по двум причинам. Во-первых, сама по себе сдача помещений в аренду не может изменить статус здания. Во-вторых, это не является свидетельством коммерческого использования, поскольку в данном случае суд не обнаружил цели извлечения прибыли. Согласно представленным документам, подобного рода деятельность нацелена на покрытие расходов на содержание Культурного центра, который является убыточным7. Также передача имущества в аренду не может повлечь за собой квалификацию этого имущества как излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению8. На основании вышеизложенного суд признал: здания, находящиеся в Москве, не являются имуществом, на которое может быть обращено взыскание, поскольку они пользуются иммунитетом от исполнительных действий. 

Однако на основании запроса в ЕГРН было установлено, что Украине принадлежат несколько объектов, расположенных в Ставропольском крае. В соответствии с АПК РФ9 было принято решение о передаче дела в Арбитражный суд Ставропольского края по подсудности. Кассационной инстанцией данное определение было оставлено без изменения.

   Диана Крыкова, студентка МГИМО МИД России

1 Соглашение между Правительством Российской Федерации и Кабинетом министров Украины о поощрении и взаимной защите инвестиций от 27 ноября 1998 года, которое было ратифицировано Украиной 19 декабря 1999 года, Российской Федерацией – 2 января 2000 года и вступило в силу 27 января 2000 года.  
2 Пункты 1 и 5 ст. 256.7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. 
3 Пункт 2 ст. 6 Федерального закона от 3 ноября 2015 года № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации». 
4 Согласно ч. 1 ст. 242 АПК РФ заявление о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений подается стороной, в пользу которой принято решение, в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения/жительства должника, а если оно неизвестно – по месту нахождения имущества должника. 
5 Венская конвенция о консульских сношениях заключена 24 апреля 1963 года. 
6 Конвенция Организации Объединенных Наций о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений подписана в Нью-Йорке в 1958 году. 
7 Справка Государственного управления делами Украины от 31 октября 2017 года № 01-19/10/2162. 
8 Пункт 9 постановления пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 года № 21 в редакции постановления пленума ВАС РФ от 19 апреля 2007 года № 23 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением ст. 120 Гражданского кодекса Российской Федерации».  
9 Пункт 3 ч. 2 ст. 39 АПК РФ.