by the Arbitration Association
EN

Репортаж с конференции, посвященной подписанию Пражских правил

Февраль 13, 2019

14 декабря 2018 года в Праге были официально подписаны Правила получения доказательств в арбитражном процессе – документ, разработка которого потребовала четырех лет.

 

Церемония подписания Пражских правил и посвященная этому событию конференция прошла в ренессансном Мартиницком дворце в историческом центре столицы Чехии. Организаторами мероприятия выступили Арбитражная ассоциация (РАА), Global Arbitration Review (GAR) и Адвокатское бюро профессора Александра Белоглавека.

Открывая конференцию, профессор Белоглавек рассказал, что идея создания такого рода правил была впервые озвучена в 2011 году на конференции арбитров под эгидой ICC, а сам документ стал результатом упорной работы специалистов в сфере арбитража из разных стран мира. Адвокат заявил, что, вопреки некоторым мнениям, Пражские правила не заменят правил ведения арбитражного процесса IBA, их задача – предложить достойную альтернативу. Также Белоглавек отметил, что Пражские правила никогда бы не увидели свет без участия РАА.

В свою очередь председатель РАА Владимир Хвалей более подробно остановился на истории создания Пражских правил и уточнил, что документ претерпел шесть редакций, а его проекты обсуждались на мероприятиях арбитражного сообщества в 15 странах – от США до Китая. Идею принятия Правил одобрили более чем 20 арбитражных институтов, и количество поддержавших институций растет. Пражские правила будут востребованы участниками арбитражей из стран континентальной правовой семьи, а также в процессах небольшой сложности, в которых сторону представляют юристы, не обладающие достаточным опытом в международном арбитраже. Также Хвалей отметил, что Пражские правила регламентируют не только процесс получения доказательств, но и роль состава арбитража в управлении разбирательством, усиливая роль арбитров и поощряя их активно участвовать в процессе. Затем председатель РАА представил участникам конференции Книгу Пражских правил, в которой все присутствующие могли поставить свои подписи в знак согласия с положениями нового документа.

На последовавшей конференции первую сессию«Показывать ли каменное лицо? Ограничение роли трибунала в управлении арбитражным разбирательством»начала Беата Гессель-Калиновска вел Калиш, старший партнер GESSEL, Варшава.Она рассказала о юридическом бэкграунде спикеров и остановилась на полномочиях судей в континентальной и общей правовых семьях. Гессель-Калиновска сравнила судебные реформы в Великобритании и Франции в 1990-х годах и их влияние на то, как стороны в этих юрисдикциях понимают справедливое разбирательство. Она описала результат юридического эксперимента, позволившего установить, что справедливым считается судебное разбирательство, которое носит состязательный характер. Однако, по ее мнению, судья тоже должен в определенной степени подключаться к процессу получения доказательств.Гессель-Калиновска привела соответствующий пример из своей практики во Франции.

Пражские правила – это еще одно оружие в арсенале спорящих сторон, заявила Хилари Хейлброн, QC, юрист Brick Court Chambers, Лондон.Нельзя недооценивать исключение широкого раскрытия доказательств и других инструментов, предусмотренных Правилами. Свидетели, показания которых не являются ключевыми для принятия окончательного решения, должны иметь возможность участвовать в процессе с помощью видео-конференц-связи, и Пражские правила допускают это, сказала Хейлброн. Кроме того, юрист осветила проблему выражения предварительного мнения арбитров относительно распределения бремени доказывания между сторонами на конференции case management и вопрос надлежащего ведения процесса. 

Клаус Питер Бергер, директор Центра транснационального права (CENTRAL), Кельн, в своем выступлении отметил согласие сторон на получение предварительного мнения в соответствии с Пражскими правилами и Правилами DIS. По словам спикера, теоретически выражение предварительной точки зрения должно быть более эффективным с учетом затрат, чем вынесение окончательного решения в конце обсуждений, без информирования сторон. Однако он высказал сомнение, что это можно сделать на самой ранней стадии процесса. «В моей практике не было случая, когда я мог бы дать предварительное представление на конференции case management», – сказал Питер Бергер. Затем он обратился к проблеме дефицита медиации в арбитражном процессе. Судья или арбитр должны играть активную роль в примирении сторон, и такая возможность отражена в Правилах, отметил спикер. 

Дуарте Энрикес, партнер BCH Lawyers, Лиссабон, добавил, что между коммуникацией арбитра со сторонами и выражением предварительного мнения далеко не всегда можно провести четкую границу. Затем юрист обратился к проблеме регулирования: по его мнению, сегодня в мире так много разных регламентов и рекомендаций, что уже можно вести речь о создании гражданско-процессуального кодекса для международного арбитража. В эпоху избытка регулирования особенно ценна лаконичность, и Пражские правила воплощают в себе этот подход. Энрикес поблагодарил организаторов конференции и делегатов от CIETAC, приехавших из Китая. Юрист отметил, что, так как Китай отдает предпочтение континентальной системе права, граждане этой страны наверняка будут заинтересованы в применении Пражских правил. А значит, новый документ поможет объединить западную и восточную культуру третейского разбирательства. 

Роман Зыков, генеральный секретарь РАА, Москва, открыл вторую сессию «Давайте не будем ничего решать, пока мы не решим все? Внутренние ожидания относительно результатов арбитража и роли арбитров в содействии урегулированию». Модератор подчеркнул, что главную роль в этой дискуссии будут играть юристы in-house и их точка зрения на Пражские правила.

Сюзанна Гропп-Штадлер, ведущий юрисконсульт Siemens AG, Мюнхен, отметила, что споры Siemens колоссально разнятся по своей сложности. Компания также присутствует более чем в 150 странах, что расширяет и спектр применимых юрисдикций. Спикер уточнила у панелистов, не приведет ли применение некоторых принципов Правил к неисполнению арбитражного решения. Касаясь вопроса истребования документов в арбитражном процессе, Гропп-Штадлер отметила, что ограничения на истребование документов могут повлечь за собой проблемы с обжалованием решения трибунала. Конечно, слишком широкое раскрытие документов невозможно, заявила она. Спикер попросила аудиторию назвать самые необходимые арбитрам категории документов и обсудила с участниками вопрос о том, обладает ли трибунал компетенцией запрашивать у стороны строго определенный документ.

Доктор Клеменс-Август Хойш, глава практики европейских споров Nokia, Мюнхен, рассказал аудитории о технических спорах в Nokia, в том числе связанных с вопросами лицензирования. Такие споры отличаются большой непредсказуемостью и временными затратами, а инженеры не всегда могут быть вовлечены в проекты, чтобы помочь юристам. Хойш коснулся вопроса урегулирования споров в Германии. Гражданский процессуальный кодекс Германии предусматривает активное содействие государственных судей примирению сторон. Однако в арбитраже стороны должны специально запросить процедуру медиации.

Майкл Макилврат, старший юрисконсульт General Electric Company, Флоренция, отметил, что предварительное мнение арбитров часто создает проблемы для процесса: одна сторона считает себя победителем, а другая вынуждена бороться с определенным мнением арбитров практически с самого начала разбирательства. Макилврат обратил внимание аудитории на то, как по-разному Пражские правила воспринимаются практикующими юристами даже в странах гражданского права. Он отметил, что, если в Пражских правилах будут отражены вопросы затрат на истребование документов, это будет очень выгодно как для спорящих сторон, так и для разработчиков Правил. Спикер также заявил, что культурные различия между точкой зрения арбитров и сторон на предсказуемость спора часто приводят к недовольству арбитражной процедурой. Юрист предупредил, что положения одних и тех же правил могут по-разному применяться судьями в разных странах, особенно когда дело касается назначения свидетелей и экспертов. Макилврат также описал процесс выбора арбитра.

Модерируя третью сессию «Масштабы раскрытия доказательств и e-discovery в арбитраже», старший юрист Norton Rose Fulbright Андрей Панов, Москва, задал докладчикам вопрос о культурных различиях в предоставлении документов между странами общего и континентального права, правилах применения привилегии в различных правовых традициях, а затем попросил их рассказать о раскрытии электронной информации (e-discovery) в международном арбитраже. Вместе с участниками дискуссии Панов обсудил, должно ли раскрытие доказательств в арбитраже отличаться от судебного процесса, каковы роль арбитров в раскрытии документов и подходы к этому в различных юрисдикциях.

Дороти Мюррей, партнер King & Wood Mallesons, Лондон, рассказала присутствующим об особенностях раскрытия доказательств в Китае и привела в пример два случая из своей практики. Спикер затронула проблему пробелов в раскрытии документов, которые могут быть полезны противной стороне.

Франциско К. Прол, партнер Prol & Associates, Мадрид, отметил, что раскрытие может поставить под угрозу определенные документы, которые имеют решающее значение для жизни компании (в частности, когда речь идет о важных финансовых и корпоративных документах). Однако, например, банковские и финансовые контракты часто очень сложны, и арбитраж будет требовать их раскрытия. Тонкий баланс между конфиденциальностью и необходимостью изучения документа должен определяться в каждом случае индивидуально, заключил спикер.

Артем Дудко, партнер Osborne Clarke, Лондон, отметил, что раскрытие помогает установить истину, но может быть очень долгой и дорогой процедурой. Спикер подчеркнул, что поиск правильного баланса между интересами сторон в конфиденциальности, затратами и результативностью раскрытия доказательств зависит от наличия сильного состава арбитров, который сумеет контролировать стороны. Положения таких документов, как Пражские правила, могли бы поддержать арбитров в активном управлении разбирательством. Если сторона требует раскрытия слишком многих документов, арбитраж мог бы сузить запрос. А в случаях когда запрос явно противоречит применимым правилам, арбитры имели бы право отклонить его полностью. Дудко описал различные сценарии раскрытия документов и соответствующие расходы. В заключение выступающий заявил, что электронное раскрытие доказательств будет развиваться и со временем станет еще более эффективным и недорогим. 

Открывая четвертую сессию «Обмани меня. Показания свидетелей против документальных доказательств: могут ли документы лгать?», арбитр Хосе Роселлобратил внимание аудитории на то, что проверка достоверности доказательств традиционно считалась прерогативой представителей сторон в арбитраже, однако в соответствии с Пражскими правилами эта компетенция передается трибуналу.

Елена Перепелинская, партнер INTEGRITES, Киев, остановилась на психологическом аспекте показаний свидетелей и представила обзор свидетельских показаний в истории судебных разбирательств. Континентальное право в первую очередь доверяет документальным доказательствам, отметила Перепелинская. Еще недавно во многих странах континентального права использование свидетельских показаний в коммерческих судебных процессах было очень ограниченным: так, до реформы правовой системы в украинских коммерческих судебных процессах их вообще не было. ГК запрещает использование свидетельских показаний при определенных обстоятельствах. Юрист уточнила, что в ее практике только в двух случаях из десятков в государственных судах Украины заслушивались устные показания свидетелей. Перепелинская также указала, что память свидетелей очень ненадежный инструмент для установления фактов, поэтому современные методы оценки свидетельских показаний в арбитраже должны быть пересмотрены.

Устные свидетельские показания традиционно играют важную роль в процессах в странах общего права, и слушания могут длиться месяцами, отметилКристофер Ньюмарк, партнер Spenser Underhill Newmark, Лондон. Адвокат может представить письменное доказательство на основании свидетельских показаний. Ньюмарк также описал феномен воздействия новой информации на память свидетелей. Например, средством влияния может быть формулировка предложенных свидетелю вопросов, а также проект свидетельского заявления, написанного кем-то другим, а не самим свидетелем.

Перекрестный допрос является наиболее эффективным способом получения доказательств, добавил Хомайун Арфазаде, член Арбитражного суда Арбитражного института Швейцарских палат SCAI, Женева. Спикер поделился своим опытом разрешения спора между Германией и итальянской стороной о строительстве, в котором показания свидетеля помогли арбитрам вынести окончательное решение и завершить длительный процесс. Свидетельские показания очень полезны в сложных разбирательствах. Выступающий также подробно остановился на роли арбитров в назначении свидетелей. По его словам, концепция универсальности арбитражного процесса больше не действует. Арбитраж в разных странах не имеет общих или гражданско-правовых традиций, но является собственной культурой, заимствующей из разных правовых систем. Процедура рассмотрения дел в арбитраже может быть адаптирована к ожиданиям сторон, в том числе в отношении заслушивания свидетелей. В идеальном мире арбитраж может иметь много разных «гражданских процессуальных кодексов», отметил арбитр.

Модератор сессии «Насколько наемные специалисты способствует правде? Назначенные стороной и назначенные арбитрами эксперты»Александр Храпуцкий, партнер Адвокатского бюро SBH, Минск, обсудил с панелистами роль назначенных трибуналом экспертов в странах континентального права. Александр попросил присутствующих высказать свое мнение о том, как максимально повысить эффективность участия экспертов в арбитражном процессе.

Питер Рис, QC, барристер 39 Essex Chambers, Лондон, заявил, что экспертам необходимо заранее договориться об используемой терминологии. Их требования к сторонам и арбитрам должны быть разумными, чтобы эксперт не превратился в «дирижера» разбирательства. Спикер обратил внимание присутствующих на то, что есть всего четыре инструмента, при помощи которых арбитраж может установить истину: показания свидетелей, рассмотрение документов, объяснения сторон и заключение эксперта. Рис также отметил, что гонорар эксперта часто сопоставим с гонораром арбитров.

Энтони Чарльтон, партнер Deloitte, Париж, назвал важнейшие качества эксперта: он должен быть компетентным, беспристрастным и располагать временем на составление своего заключения. Заблаговременное информирование эксперта о ключевых вопросах дела со стороны арбитров, безусловно, сделает разбирательство более эффективным, отметил Чарльтон.

Стивен Лоу, партнер BDO, Лондон, рассказал о деталях назначения эксперта в арбитражном разбирательстве, а также, отвечая на вопросы из зала, перечислил обязанности эксперта.

Лоренс Киффер, президент Арбитражной комиссии Международной ассоциации юристов и компании Teynier Pic, Париж, подчеркнула важность инструкций, которые дают эксперту стороны и арбитры. Чтобы повысить эффективность арбитража, необходимо сосредоточить внимание сторон и экспертов на технических вопросах, представляющих интерес для трибунала, сказала Киффер.

Валерий Князев, партнер Haberman Ilett, Лондон, заявил, что своевременная подготовка и информирование стороной имеет решающее значение для выступления эксперта. Не менее важна встреча с ним перед подготовкой первого экспертного заключения. И конечно, конкретные вопросы, заданные арбитрами заблаговременно, делают работу эксперта более эффективной, добавил спикер.

После конференции состоялась официальная церемония подписания Книги Пражских правил, которая будет храниться в чешской столице.

 

Дмитрий Артюхов,

главный редактор Arbitration.ru