by the Arbitration Association
EN

Актуальные тренды судебного финансирования в России: взгляд инвестора

Июнь 20, 2019

Судебное финансирование пришло в Россию чуть более двух лет назад. С тех пор степень информированности юридического сообщества и бизнеса о нем, равно как и объем новообразованной отрасли неуклонно растут. По оценке РБК по состоянию на февраль 2019 года, общая цена профинансированных споров приближалась к 10 млрд руб. – небольшой сумме в сравнении с общим объемом судебных дел, но неплохому результату для настолько молодого и специфического института.

Подводить какие-либо итоги и делать далеко идущие выводы пока рано. Между тем уже сейчас можно выделить ряд тенденций и явлений, характеризующих российские особенности судебного финансирования. При этом, так как достоверного среза рынка и публичной информации об операционных показателях его участников пока нет, мы будем опираться на структуру обращений и опыт работы нашего фонда.

В качестве первой из вышеупомянутых тенденций хотелось бы отметить большое количество запросов на финансирование споров, не имеющих прямой денежной оценки, но обладающих определенным опосредованным финансовым эффектом (например, исков о признании права собственности на самовольную постройку, о получении недискриминационного доступа к коммуникациям, корпоративных споров, связанных с преимущественным правом и обязательным предложением, и т.д.). Так, нами был профинансирован иск девелопера к частной сетевой компании по поводу подключения к сети газораспределения нескольких застраиваемых коттеджных поселков. Результатом принятых решений стало подключение внутрипоселковой газораспределительной сети к существующему источнику газоснабжения и пуск газа потребителям. Положительный результат в суде позволил девелоперу сэкономить более 100 млн руб. на строительстве альтернативного газопровода-источника.

Вторая – рост числа обращений за комплексным решением сложной правовой ситуации. Многие клиенты ожидают от инвестора всесторонней профессиональной поддержки и осуществления стратегического управления проблемной ситуацией. Это предполагает одновременное финансирование и формирование координационного офиса, решающего всю совокупность проектных задач и увязывающего свою деятельность с представителями команды финансируемого клиента. 

Ключевым объединяющим фактором для таких проектов является отсутствие у истца необходимых средств и/или опыта для сопровождения сложного судебного процесса, равно как и желание в полной мере разделить с партнером, обладающим необходимой правовой экспертизой, все проектные риски. Это очень похоже на логику финансирования стартапов в венчурной индустрии, в рамках которой возник термин smart money, где нормой является то, что профессиональный инвестор делится с выбранным им проектом не только своими деньгами, но и своим опытом, репутацией и связями, существенно увеличивая его шансы на успех. 

Примером такой ситуации служит один из недавних кейсов по финансированию и организации юридического сопровождения деятельности строительного подрядчика, находящегося в стадии наблюдения, с целью прекращения процедуры банкротства и последующее сопровождение судебного разбирательства по взысканию с заказчика около 50 млн руб. неосновательного обогащения в рамках расторгнутого, но частично исполненного договора строительного подряда.

Третий тренд выражается в запросах на совместное финансирование выкупа стрессовых активов (проблемной дебиторской задолженности, объектов недвижимости и иного имущества, обремененного юридическими рисками). Так, совсем недавно мы в очередной раз поучаствовали в софинансировании приобретения портфеля просроченной дебиторской задолженности физических лиц в размере нескольких миллиардов рублей у одного из российских банков для организации последующего взыскания, включая полное финансирование судебных расходов по предъявляемым искам.

Наконец, мы видим рост числа запросов на финансирование розыска активов состоятельных лиц, контролирующих инкорпорированные в России организации. Проекты все чаще связаны с необходимостью прокалывания корпоративной вуали, поиска и обращения взыскания на активы в России и иностранных юрисдикциях в интересах российских кредиторов.

Представляется, что эта тенденция – часть более глобального тренда, наблюдаемого в судебной практике по вопросам субсидиарной ответственности. Так, в России в 2018 году было удовлетворено 32% требований о привлечении к субсидиарной ответственности по сравнению с 22% в 2017-м и 16% в 2016-м. Количество привлеченных контролирующих лиц в нашей стране выросло с 923 человек в 2017 году до 2125 в 2018-м. Использование этого инструмента стало куда более перспективным, благодаря чему изменилось его восприятие. 

Наконец, последнее – но не по значению – явление связано с введенными развитыми странами экономическими ограничениями (санкциями) в отношении лиц, прямо или косвенно связанных с РФ в ряде секторов экономики. Результатом ограничительных мер стало закрытие для зарубежных судебных инвесторов доступа к проектам, связанным тем или иным образом с вышеупомянутыми лицами. При этом иностранные юрисдикции по-прежнему используются для разрешения правовых конфликтов не только в рамках трансграничных правоотношений, но и в случаях, когда обе стороны являются российскими резидентами.

Финансировать подобные проекты на сегодняшний день могут только российские инвесторы, и зарубежные консультанты крайне заинтересованы в установлении контакта с ними. Для этих целей мы, совместно с несколькими международными командами юристов, специалистов в сфере розыска активов и сбора судебных доказательств, планируем сформировать отдельный фонд, специализирующийся на инвестициях в подобного рода кейсы.

Завершая обзор, хотелось бы отметить, что судебное финансирование во многом контрциклическая отрасль. Разумеется, нельзя говорить о полной свободе от влияния конъюнктуры, однако, несмотря на стагнацию российской экономики и по-прежнему кризисное состояние внутреннего рынка капитала, инструмент финансирования споров третьей стороной демонстрирует впечатляющие темпы роста и дает все основания для надежды на повторение его успеха в России вслед за США и Европой. Наше совместное исследование с порталом Pravo.ru подкрепляет эту надежду, показывая, что уровень информированности и понимания судебного финансирования российским профессиональным сообществом идентичен таковому в США в 2013 году.


Максим Карпов, управляющий партнер, CEO NLF Group, к. ю. н.;

Антон Денисов, ведущий юрист NLF group