by the Arbitration Association
EN

Первым классом из третьего мира: международный коммерческий арбитраж в решениях колумбийских судов

Июнь 17, 2019

Арбитражное судопроизводство в Колумбии существует уже на протяжении ста лет. Однако конституционное признание арбитраж получил лишь в Основном законе страны от 1991 года, ст. 116 которого утверждает понятие «альтернативный механизм разрешения конфликтов». В 2012 году, после нескольких законодательных реформ и длительных академических дискуссий, было принято наиболее полное и комплексное определение закона Колумбии об арбитраже № 1563. Этот закон основан на Типовом законе об арбитраже ЮНСИТРАЛ, и, хотя закон Колумбии является единым нормативным документом, в нем предусмотрены различные положения для национального и международного арбитража, что превращает его, по сути, в дуалистический закон.

С 2016 года колумбийские суды приняли несколько весьма актуальных решений, свидетельствующих о надлежащей интеграции норм и принципов нового закона. Правовая практика, которую мы рассмотрим, должна помочь этой стране избегать весьма сомнительных арбитражных решений, примеры которых можно найти в недавнем прошлом. Так, в 2002 году арбитражное решение Международной торговой палаты (ICC) по делу американской компанииTermoRío было аннулировано Государственным советом страны (высший судебный орган по административным вопросам), что позволило государству избежать выплаты 61 млн долл. истцу, но вызвало жесткую критику в арбитражном сообществе.

Решение Верховного суда Колумбии по делу HMT LLC против Fomento Catalizadores FOCA S.A.S. от 24 июня 2016 года № SC8453-2016 стало первым важным решением в соответствии с новым законом об арбитраже № 1563. Сторона агентского соглашения возражала против признания арбитражного решения ICC, вынесенного в Хьюстоне. Суд заключил, что споры, касающиеся контрактов коммерческого агентства, заключаемых в Колумбии, должны разрешаться национальными судами в соответствии со ст. 1328 Колумбийского торгового кодекса (КТК). Однако эта статья предусматривает применение колумбийских законов к таким спорам и конкретно не касается юрисдикции национальных судов.

В своем решении Верховный суд сначала провел различие между существенной арбитрабельностью иска и вопросами, затрагивающими публичный порядок (public policy). Суд подтвердил, что споры, касающиеся агентских договоров, могут быть переданы на рассмотрение в арбитражный суд, несмотря на правило, установленное в ст. 1328 КТК.

В качестве следующего шага суд подтвердил сложившуюся практику с целью узкого толкования понятия «интернациональный публичный порядок». Он пришел к выводу, что арбитражное решение может быть не признано только в том случае, если оно нарушает «основные и фундаментальные ценности и принципы, лежащие в основе юридических институтов национального правопорядка». Верховный суд Колумбии провел различие между интернациональным и внутренним публичным порядком. Он установил, что, даже если в Нью-Йоркской конвенции не определено понятие «интернациональный публичный порядок», она ссылается именно на него. Нарушение правил внутреннего публичного порядка не может служить причиной отказа в признании решения иностранного арбитражного суда. Статья 1328 КТК, защищающая местных коммерческих агентов, является правилом внутреннего публичного порядка. Суд решил, что «даже если эта норма ограничивает применение иностранных законов к агентским договорам, заключаемым на национальной территории, поскольку не является нормой, которая затрагивает интересы, принципы и фундаментальные ценности колумбийского государства, ее нельзя считать частью интернационального публичного порядка, которая может послужить основанием для отказа в признании решения […], которое […] не привносит элемента недопустимого дисбаланса в сферу местного правопорядка». Таким образом, иностранное арбитражное решение было признано судом действительным.

7 сентября 2016 года Верховный суд Колумбии вынес свое второе решение о признании иностранных арбитражных решений в соответствии с новым законом об арбитраже (Egesur S. A. против Consorcio Pisco, дело № SC12467-2016). В рамках колумбийского законодательства до сих пор обсуждается действительность положений об одностороннем расторжении или приостановлении действия долгосрочных контрактов. В прошлом некоторые колумбийские суды провозглашали, что такие положения являются неправомерными и не могут быть исполнены, поскольку прекращение действия соглашений может быть подтверждено и объявлено только судьями, а не самими сторонами. Верховный суд признал арбитражное решение, вынесенное в Перу и подтверждающее одностороннее расторжение контракта, установив, что данное решение не нарушило интернациональный публичный правопорядок.

Верховный суд подтвердил свои предыдущие решения по этому вопросу и постановил: «Интернациональный публичный порядок является исключением из применения иностранного права, определяемого применимыми положениями о коллизионном праве, например в контексте признания и обеспечения исполнения иностранных решений, когда они противоречат основным принципам государства, с целью их защиты». Суд признал, что иностранные правовые положения могут казаться непохожими на местное право и странными, но, если при этом они не изменяют основных принципов нации или ее политических устоев, пересмотр дела по существу не может проводиться под предлогом применения публичного порядка.

В свою очередь, 12 июля 2017 года Верховный суд Колумбии вынес решение по заявлению об отказе в экзекватуре решения МТП, выпущенного с юрисдикцией в Чили (Tampico Beverages Inc. против Productos Naturales de la Sabana, SA Alquería, дело № 11001-02-03-000-2014-01927-00). Среди причин для возражения указывалось предполагаемое отсутствие независимости и беспристрастности, поскольку один арбитр не раскрыл информацию о своем участии в другом арбитражном разбирательстве, в котором другой арбитр действовал как представитель истца, а первый – в качестве арбитра. Суд не принял такой аргумент, считая, что рассматриваемая ситуация «не включена ни в один из цветовых списков IBA Guidelines on Conflicts of Interests, даже в “зеленый”, что могло бы оправдать отсутствие раскрытия, и, следовательно, она не ставит под угрозу независимость и беспристрастность».

Также решением от 19 декабря 2018 года Nº SC5677-2018 Верховный суд признал необоснованным ходатайство об отмене арбитражного решения, вынесенного в соответствии с Регламентом МТП. Заявитель утверждал, что арбитражный суд нарушил арбитражную процедуру, согласованную сторонами, поскольку он принял во внимание письменное заявление свидетеля, не явившегося на слушание. В решении суда № 1 по процессуальному вопросу было установлено, что все вопросы доказывания будут регулироваться Регламентом МТП и IBA Rules on Taking of Evidence in International Arbitration (IBA Rules). Суд установил, что, согласно IBA Rules, документы представляют собой иное средство доказывания и регулируются независимо от свидетельских показаний. В связи с этим суд отметил, что возражения заявителя были представлены не в отношении самого показания свидетеля, а в отношении документов и писем, которые свидетель подписал во время исполнения контракта. Следовательно, тот факт, что свидетель не явился на слушание, не отменяет и не исключает из доказательств документы или письма, подписанные этим свидетелем, поскольку они представляют собой иные средства доказывания, имеющие различное регулирование. В соответствии с вышеизложенным суд объявил ходатайство об отмене необоснованным и обязал заявителя оплатить судебные расходы противоположной стороны.

В недавнем решении Верховного суда по делу № SC001-2019, вынесенном 15 января 2019 года, заявитель оспаривал действительность арбитражного соглашения из-за недействительности волеизъявления, утверждая, что «не имел возможности дать согласие на арбитражное соглашение, так как речь шла о пункте, представленном с запозданием, который не обсуждался». Суд провозгласил, что заявитель подписал договор, который содержал арбитражную оговорку. От заявителя «ожидалось минимальное усердие, чтобы прочитать и понять его, прежде чем поставить свою подпись», однако договор был подписан без какого-либо ознакомления. Суд отметил, что заявитель даже подписал каждую из страниц. Суд пришел к выводу, что формально выраженное волеизъявление имело преимущественную силу.

Заявитель также утверждал, что нарушен интернациональный публичный порядок: в рамках арбитражного процесса не было вынесено решения о приостановлении производства по арбитражному делу до вынесения решения по параллельному уголовному делу за мошенничество, которое могло иметь последствия для сделки, и что этим была нарушена надлежащая правовая процедура и, следовательно, интернациональный публичный порядок страны. Суд повторил, что «аннулирование международного арбитражного решения допустимо, если такое решение не признает ценности или основных принципов национального права, включая гарантию надлежащей правовой процедуры». С этой точки зрения он счел, что «требуемое приостановление производства по делу не является существенным принципом нашей юридической системы, поскольку ее происхождение является исключительным, обусловлено просьбой стороны при определенных обстоятельствах и носит временный характер».

В заключение отметим, что наблюдается позитивное развитие юриспруденции государственных судов Колумбии, благодаря чему эта страна медленно, но верно становится одной из самых привлекательных юрисдикций в Латинской Америке.

Элина Мереминская, партнер Wagemann Abogados&Ingenieros