by the Arbitration Association
EN

Закон Швеции «Об арбитраже»: обзор основных изменений

Март 14, 2019

21 ноября 2018 года были внесены поправки в действующий закон Швеции «Об арбитраже» (далее – Закон), которые стали первыми существенными изменениями cмомента принятия Закона в 1999 году. Изменения вступили в силу 1 марта 2019 года и, за рядом исключений, применяются к арбитражным разбирательствам, начавшимся с этой даты. Предлагаем нашим читателям обзор основных изменений Закона[1].   


Основные изменения 

Вопрос о наличии у арбитров юрисдикции

Ряд ключевых изменений касается судебной проверки наличия у арбитров юрисдикции (компетенции) в отношении спора. 

В соответствии со ст. 2 Закона арбитры могут сами решить вопрос о наличии у них юрисдикции (и это положение осталось неизменным в новой редакции Закона). Ранее Закон позволял стороне как до, так и в ходе арбитражного разбирательства подать деклараторный иск в районный суд с просьбой вынести решение об отсутствии у арбитров юрисдикции. При этом арбитражное разбирательство могло продолжаться одновременно с судебным рассмотрением. На практике суды нередко не успевали рассмотреть деклараторный иск до завершения арбитражного разбирательства, и суд продолжал рассмотрение после вынесения арбитражного решения. В этом случае параллельно с судебным рассмотрением деклараторного иска сторона могла подать ходатайство об отмене вынесенного арбитражного решения в рамках отдельного судебного разбирательства, также заявляя об отсутствии у арбитров юрисдикции. Таким образом, возникали параллельные судебные разбирательства по оценке наличия у арбитров юрисдикции.

Внесенные в Закон изменения направлены на снижение риска возникновения таких параллельных разбирательств и в целом следуют подходу, сформулированному в ст. 16 Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 1985 года (в ред. 2006 года). С 1 марта 2019 года сторона может обратиться в суд с деклараторным иском, поставив вопрос об отсутствии у арбитров юрисдикции, только до начала арбитражного разбирательства. После начала арбитражного разбирательства сторона по общему правилу может обратиться в суд для проверки наличия у арбитров юрисдикции только в одном случае: если арбитры до завершения разбирательства вынесли отдельное постановление (beslut) о наличии у них юрисдикции. Сторона, несогласная с таким постановлением, в течение 30 дней может обжаловать его в апелляционном суде (ст. 2 Закона). Исключение из этого правила установлено новой ст. 4а Закона: если после начала арбитражного разбирательства сторона обращается в суд с деклараторным иском и другая сторона не возражает против оценки судом наличия у арбитров юрисдикции, то суд может рассмотреть этот иск.


Формирование состава арбитража

Тенденцией последних лет является более детальное закрепление в арбитражных регламентах и арбитражном законодательстве положений, регулирующих разбирательства с множественностью сторон, то есть с участием более чем двух лиц (например, двух ответчиков). Такие положения были добавлены и в Закон: с 1 марта 2019 года ст. 14 Закона регулирует назначение арбитров в спорах с множественностью сторон. Если в таком споре состав арбитража включает трех арбитров, а ответчики не произвели совместного назначения арбитра, то суд по ходатайству стороны спора назначает весь состав арбитража, при этом освободив от полномочий арбитра, назначенного ранее истцом. Это изменение направлено на обеспечение равенства сторон при назначении состава арбитража и соответствует регулированию данного вопроса в большинстве ведущих арбитражных юрисдикций.

Описанный выше порядок применяется, если стороны не договорились об ином. Но в большинстве случаев стороны как раз договариваются об ином – например, о применении арбитражного регламента, в котором уже урегулирован этот вопрос. В частности, если стороны условились о разрешении спора в соответствии с Арбитражным регламентом SCC, то назначать состав арбитража будет правление SCC (ст. 17(5) регламента).

Кроме того, были дополнены требования к арбитрам. Ранее Закон требовал, чтобы арбитры были беспристрастными. Требование о независимости арбитров не было прописано в Законе, но подразумевалось на практике. С 1 марта 2019 года ст. 8 Закона прямо указывает на то, что арбитр должен быть не только беспристрастным, но и независимым.


Консолидация арбитражных разбирательств

Еще одной тенденцией последних лет является включение в арбитражные регламенты и арбитражное законодательство положений о консолидации разбирательств для повышения эффективности арбитража. Ранее в Законе этот вопрос урегулирован не был. Новая ст. 23а Закона предусматривает возможность объединения в одно производство двух и более разбирательств по запросу стороны, если соблюдены три условия: стороны не возражают против объединения, в объединяемых разбирательствах были назначены одни и те же арбитры, такое объединение будет способствовать эффективности процесса. Причем, если это будет признано обоснованным, арбитражное разбирательство может быть вновь разделено на отдельные производства.

Статья 23а Закона подлежит применению, только если стороны не договорились о разрешении спора по арбитражному регламенту, который уже содержит правила консолидации. В частности, если спор разрешается по Регламенту SCC, то консолидация будет регулироваться его ст. 15.

 

Определение применимого права

Ранее Закон не содержал норм, дающих определение применимого права. Теперь этот вопрос регулирует новая ст. 27а Закона, которая по содержанию схожа со ст. 27 Регламента SCC и в целом следует общепринятым принципам определения применимого права. Во-первых, Закон предусматривает, что спор подлежит рассмотрению на основе законодательства или правовых норм, о которых договорились стороны. Во-вторых, если стороны не определили применимое право, то подлежащее применению право определяется арбитрами. При этом Закон не предусматривает критериев, которыми следует руководствоваться арбитрам. Наконец, арбитры могут разрешать спор «по справедливости», только если стороны прямо уполномочили их на это.

 

Оспаривание арбитражных решений

Одной из особенностей Закона и его отличием от Типового закона ЮНСИТРАЛ является разделение оснований оспаривания арбитражных решений на две группы: 

̶        основания изначальной недействительности решений, такие как неарбитрабельность и нарушение публичного порядка (ст. 33 Закона), при этом Закон не ограничивает срок подачи заявления о недействительности по этим основаниям; 

̶        основания, по которым арбитражное решение может быть полностью или частично отменено судом по ходатайству стороны, такие как отсутствие действительного арбитражного соглашения или выход арбитров за пределы своих полномочий (ст. 34 Закона), и Закон ограничивает срок подачи стороной ходатайства об отмене решения по этим основаниям.

В ходе рассмотрения проекта изменений обсуждался отказ от такого разделения, чтобы Закон предусматривал единый перечень оснований для оспаривания арбитражного решения в течение ограниченного срока после его вынесения. Это предложение не нашло отражения в тексте Закона – сохранилось традиционное для шведского арбитража разделение оснований на две группы. Тем не менее некоторые изменения в порядок оспаривания были внесены.

Во-первых, срок подачи стороной ходатайства об отмене решения по ст. 34 Закона сокращен с трех до двух месяцев с даты получения стороной арбитражного решения. Также с трех до двух месяцев сокращен срок подачи стороной ходатайства по ст. 36 Закона об оспаривании арбитражного решения, которое не содержит выводов по вопросам, переданным на разрешение арбитров (прежде всего это арбитражные решения о прекращении разбирательства ввиду отсутствия юрисдикции). С одной стороны, это должно повысить эффективность и способствовать скорейшему наступлению для сторон определенности в отношении результата разбирательства. С другой стороны, два месяца достаточно сжатый срок, в течение которого сторона, несогласная с решением, должна проанализировать основания для оспаривания, подготовить и представить в суд ходатайство об отмене. При этом по-прежнему нет ограничения срока для заявления о недействительности решения по ст. 33 Закона.

Во-вторых, в одно из оснований оспаривания по ст. 34 Закона внесено дополнительное требование. Ранее решение могло быть частично или полностью отменено по ходатайству стороны, если арбитры «вышли за пределы своих полномочий». По статистике, стороны чаще всего оспаривали арбитражные решения именно по этому основанию, но на практике суды отменяли решения, только если выход за пределы полномочий повлиял или мог повлиять на результат разбирательства. Этот сложившийся подход нашел отражение в Законе. Теперь решение может быть отменено по ст. 34(3) Закона, только если «выход арбитров за пределы полномочий, вероятно, повлиял на исход спора».

В-третьих, внесено изменение, допускающее более активное использование английского языка в шведских судах при рассмотрении дел о признании недействительным или об отмене арбитражного решения по ст. 33, 34 и 36 Закона, а также при обжаловании постановления арбитров о наличии у них юрисдикции по ст. 2 Закона. Ранее на практике было распространено представление письменных доказательств и иных документов (включая оспариваемое арбитражное решение) на английском языке без перевода на шведский язык. Теперь согласно новой ст. 45а Закона суд по ходатайству стороны может разрешить представление и устных доказательств (прежде всего свидетельских показаний и выступлений экспертов) во время слушания на английском языке, без перевода на шведский. Это должно сделать процесс более эффективным и доступным для нешведских сторон, а также снизить расходы на обжалование.

Наконец, в Закон добавлено дополнительное требование, касающееся возможности обжалования в Верховном суде Швеции решения апелляционного суда по вопросу о недействительности или отмене арбитражного решения. Ранее обжалование было возможно, только если сам апелляционный суд разрешал его, исходя прецедентного значения конкретного дела. Это требование осталось в силе. При этом в Закон было добавлено дополнительное требование: помимо разрешения на обжалование со стороны апелляционного суда теперь необходимо получить разрешение Верховного суда. Верховный суд будет сам принимать решение о принятии дела к рассмотрению или об отказе, а также определять, какие именно вопросы он будет разбирать. Это позволит Верховному суду ограничить круг рассматриваемых дел вопросами, имеющими прецедентное значение.

 

Заключение

В целом в Закон не было внесено революционных изменений, которые бы кардинально изменили порядок, сложившийся с момента его вступления в силу в 1999 году. Внесенные изменения, скорее, привели текст Закона в соответствие с рядом последних тенденций международного арбитража, восполнили пробелы и закрепили некоторые подходы, сложившиеся на практике. Эти изменения должны сделать Швецию еще более привлекательным местом арбитража, особенно для иностранных (нешведских) сторон.

Татьяна Михалева,

старший юрист, Mannheimer Swartling, Москва


[1]Данный обзор основан на тексте изменений, доступных в настоящее время только на шведском языке. Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма (SCC) планирует опубликовать перевод новой редакции Закона на английский и русский языки. Возможно, при переводе изменений на русский язык использованная SCC терминология будет несколько отличаться от терминологии в данном обзоре.